March 20th, 2006

l

трудности перевода или "ты этого хотел, Жорж Дальтон"


Hechtgrau, - сказал Кноллер, - знаменитый hechtgrau... в свое время столь знаменитый hechtgrau... Цвет мундиров k.u.k. (kaiserlich und königlich - австро-венгерской) пехоты, начиная с 1909 г. (Г.Розендорфер "Последняя атака")

Hecht - это, бесспорно, щука, сказал я себе. Но что такое "щучье-серый"? Как начинающий переводчик, в сложных случаях я советуюсь со словарем "Мультитран". "Иссиня-серый", - уведомил он, не чинясь. "Иссиня-серые мундиры"? - переспросил я у Гуголя. Гуголь не ответил мне, качая головой. Затем добавил, что данный цвет вообще слабо переводим на иностранные языки, как-то: "Le vecchie uniformi Hechtgrau", "mundury w kolorze hechtgrau", "He is wearing a hechtgrau field uniform", а в заключение проинформировал посредством примерно 25 разных сайтов, что в первую мировую немецким солдатам, одетым в feldgrau, выдавались презервативы цвета hechtgrau. Не в силах осмыслить этот бесспорно важный для понимания хода и итогов первой мировой факт, я вернулся к родному языку.

Именно на нём подполковник Прищепа С.В. сообщил мне в своих статьях об австро-венгерской армии, напечатанных в журнале "Сержант", что "Мундир пехотного образца представлял собой... куртку темно-синего цвета", что "и панталоны, и штаны были ... светло-синего цвета" а также, что "стрелковые части носили... все обмундирование светло-серого цвета с голубоватым оттенком", и наконец, что "обмундирование пехотных частей ... состояло из блузы серо-голубого цвета ... и шинели серо-синего цвета."
Создалось впечатление, что у кого-то из нас произошло расщепление сознания, причем я по малодушию предпочел думать, что пострадал подполковник Прищепа С.В., и переключился на труд Томаша Новаковски "Armia Austro-Wegierska". Тот выразился с недвусмысленной ясностью: "С 1911 года все полевое обмундирование становится одного защитного цвета "щучье-серый" - светло-грязно-голубой."
Нервно покусывая клавиатуру, я спросил совета в сообществе ru_translate, после чего палитра версий обогатилась вариантами "пыльно-серый", "полевой серый", "голубо-серый" и даже "чешуйчато-серый".

"Who is ним", сказал я себе и мужественно вернулся к переводу. Но цветовая гамма текста начала расширяться на глазах. В нем теперь фигурировал официальный "табель цветов" австро-венгерской армии. Сначала появились schwefelgelb, kaisergelb и orangegelb. "Темно-желтый, ярко-желтый и оранжевый", - перевел я, корчась в муках. Тут пришла Знакомая Девушка.
- Ты знаешь, что темно-желтого цвета не существует? - строго спросила она.
- Да? - вздрогнул я. - А кайзерово-желтый?
Не успели мы сойтись на лимонном, как строем пошли зеленые: морской, травяной, яблочный, водорослевый, попугайский и стальной.
- Не морской, а морской волны и не водорослевый, а морской капусты, - уточнила Знакомая Девушка.
- А можно вместо "травяной" написать "капустный"? - проблеял я. - Будет игра слов, как в оригинале.
- "Капустный" - это салатовый! - отрезала Знакомая Девушка. - А салатового у тебя в списке нет.
- Знаешь что, - вздохнул я. - Я их просто выкину из перевода нафиг. Все равно непонятно, что делать с попугайским.
Следующие полчаса я корпел над оттенками красного.
- Что такое мареновый? - поинтересовалась Знакомая Девушка.
Словарь Ожегова я держал наготове: - Вот.
- Это коралловый цвет, - заявила Знакомая Девушка, дав понять, что Ожегов отдыхает.
- К-к-коралловый?
- Ты что, не знаешь, какого цвета кораллы?
- Я д-д-думал, что они п-п-пестрые...- пробормотал я.
- Давно доказано, - презрительно заметила Знакомая Девушка, - что женщины различают вдвое больше цветовых оттенков, чем мужчины.
- Тот цвет, который ты волюнтаристски именуешь "коралловым", - сказал я после часа изысканий, стараясь не дрожать голосом и щеками, - более известен, как "кирпичный".
- По-русски вообще, - не моргнув глазом, парировала Знакомая Девушка, - его называют "терракотовый".
Тут мне показалось, что на меня упали одновременно коралл, кирпич, возможно, и терракот. Пульс ушел в пятки и вывесил табличку "Уехала на базу. Не нащупывать!". Я закрыл глаза и увидел строй марширующих на меня щук в серо-голубой униформе с обшлагами цвета морской волны что в сочетании с латунными пуговицами и так называемыми "австрийскими панталонами" недвусмысленно указывало на принадлежность щук 87 пехотному полку "Фрайхерр фон Суковатый", штаб и два батальона в Поле (ныне Пула, Хорватия), два других в Цилле (ныне Целье, Словения) и Скутари (ныне Шкодер, Албания). Стоящий сбоку сом в мундире цвета бутылочного стекла воинственно взмахнул усами и скомандовал: "Zur Regimentsfahne Augen rechts!"