April 18th, 2006

l

диалог, плавно переходящий в хрпр



- У тебя шнурок развязался.
- Кстати, о шнурках. У меня был одноклассник, он класса с восьмого ходил исключительно с развязанными шнурками...
- Пока, наконец, не споткнулся и не расшиб голову?
- Ничего подобного. Я уже потом понял, что это был его бессознательный протест против канонов. И устоев. А тогда я ему просто завидовал. Я тоже хотел выразить бессознательный протест, но не знал, как.
- Развязал бы шнурки.
- Это был бы не протест, а жалкое подражание. Нет. Я страдал десять лет, пока, наконец, не набрел на свой путь. В знак протеста против устонов и каноев я отрастил прядь волос раза в три длиннее челки.
- А школу ты к тому времени уже закончил?
- Очень смешно. Кстати, как раз тогда же я еще раз совершенно случайно столкнулся с этим одноклассником. В московском отделении рижского Парекс-банка. Примерно через неделю оно скоропостижно закрылось после внеплановых гастролей популярной тогда в финансовых кругах труппы "Маски-шоу". Одноклассник поздоровался и сказал: "Я слышал, ты теперь пишешь стихи. Я должен подарить тебе книгу".
- Интересная логика.
- Обычная. Считается, что если человек сам грешит рифмой-другой, то уж от вида чужих творений он должен просто писать кипятком. У великих даже получается соответствовать этому шаблону. Возьми хотя бы Быкова. Когда я читаю его рассуждения о поэзии, мне постоянно кажется, что он проглотил гейзер. Я же в лучшем случае похож на статую манекен-пис, закрытую на зимнюю профилактику.
- И что одноклассник?
- Мы спустились к его машине, он открыл багажник, долго рылся в канистрах, запасках и прочей ветоши, наконец, вытащил книжку и вручил ее мне. Что имело два следствия. Или одно следствие и одно свойство. Точно: имманентное свойство и трансцендентное следствие, во!
- Все-таки удивительно, как тебе удается на письме изъясняться коротко и даже иногда смешно. В устном виде твои рассказы - такая жуткая нудятина, что самый благодарный слушатель не способен сдержать зевоту к середине второго предложения и храп к концу третьего.
- У меня творческий поиск! "Настоящий художник всегда ищет палитру", - как говорил Дядюшка Ро, вынимая на свадьбе видеокамеру из рук павшего оператора. Мы потом смотрели запись. По экрану быстро перемещались расплывчатые зеленые, желтые и коричневые пятна. "Он ищет ее", - сказал голос Дядюшки Ро за кадром, после чего послышался треск ломающихся кустов и на экране появилось пронзительно-голубое небо, - "ищет и находит!"
- Подаренная книжка, надеюсь, стоит на видном месте в твоем книжном шкафу?
- Нет, что связано как раз с ее свойством. Книжка так ужасно воняла бензином, что хранить ее можно было только на балконе. Запах, к слову, метонимически распространялся и на стихи. Это были стихи внутреннего сгорания. Кроме того почти каждое стихотворение в книге имело посвящение, как то: Любе, Анжелочке, Софье, Лиде, Елизавете Петровне, N. и т.д. Со стороны это смотрелось ужасно и я немедленно дал зарок, что в ...
- Тут вспоминается книжка одного моего знакомого, тоже испещренная посвящениями различным...
- Хрпрр... да ты... да там... совсем по-дрпрфр... максимум трхрпр... или четырхрпр... а А.Б. хрпр... это вовсе не хрпр... а хрпр... хрпр... хрпр!