May 31st, 2006

l

до начала чемпионата мира осталось сколько-то дней


Между тем, в баварском местечке Ванген выпал снег. Пострадали коровы, велосипедисты и сборная Того по футболу, готовящаяся там к участию в чемпионате мира. Сборная Того отказалась от тренировок на открытом воздухе ("В *** я ** такое *** лето" - сказал звезда тоголезской сборной Ад***йор в интервью радиопрограмме "Вестник энтропии") и перешла на работу в зале, где делает упор на тактическую подготовку (домино, бильярд, гиревой спорт). Вдобавок ко всему один игрок заболел ветрянкой. Теперь ему, наверно, придется играть в специальной марлевой повязке.

Во вчерашнем матче Колумбия - Польша (2:1) колумбийский вратарь забил гол ударом от ворот. На уровне сборных я такого что-то не припомню. Видео (via fabulous).

Ученые с помощью генного анализа установили национальность медведа. Он оказался итальянцем из проблемной семьи. Его папу зовут Хозе, а маму Юрка. Сам медвед по первым буквам родительских имен наречен ХЮ1. Его братан, медвед ХЮ2, прошлым летом безобразничал в Швейцарии. Считается, что плохому медвежат научила мама Юрка (подозрительное имя для мамы, я считаю).

PS Я на неделю выпадал из Сети в связи с субоптимальностью течения жизни: извиняюсь за неотвеченные мэйлы и пр. невыполненные обещания. К выходным, надеюсь, все вернется на круги, сбоя.
l

кино и домино

В пятницу смотрел "Ничего кроме правды" - довольно странный фильм для эпохи политкорректности.
Сюжет вкратце: в конце 90-х доктор Йозеф Менгеле, живой, хотя уже не очень здоровый, возвращается в Германию из Аргентины и предает себя в руки правосудия. В защитники он берет молодого адвоката, который в качестве хобби давно собирал материал для книги о Менгеле. Начало процесса (транслируемого, в виде исключения, по телевизору) сопровождается массовыми демонстрациями неофашистов, но затем Менгеле разочаровывает свою группу поддержки, заявляя, что "Освенцим был лагерем смерти". Для прокурора такая открытость подсудимого оказывается неожиданной - он запрашивает двухдневный перерыв, чтобы пересмотреть линию обвинения и воспользоваться случаем для окончательного опровержения т.н. "лжи об Освенциме" (см. Ирвинга и пр.)

Судья (честно придерживающаяся принципа "как бы чего не вышло") прерывает заседание и подзывает к себе адвоката и прокурора. Она говорит им, что вообще-то с "ложью об Освенциме" и так все ясно, и так ли уж необходимо снова об этом дискутировать. Адвокат, однако, обещает не ставить под сомнение официалные факты и не пользоваться аргументацией "отрицателей холокоста" (перед началом процесса судья мягко напомнила ему в частной беседе, что лицензию и потерять недолго). Сцена оставляет очень двойственное впечатление.
Самая тяжелая часть фильма - свидетельства выживших узников Освенцима (опыты с близнецами, умышленные увечья, операции без наркоза). Кастинг тут либо выше всяких похвал, либо ниже всякой критики - начинаешь верить в документальность фильма. Адвокат как раз вспоминает о своей профессии и начинает играть в Перри Мейсона: "А видели ли вы, что это делал сам доктор Менгеле? А не мог ли это быть другой человек?", "Вот вы рассказываете об ужасных экспериментах Менгеле. Но вы ведь выжили благодаря этим экспериментам." и т.д. Сам Менгеле утверждает, что
1) многие из его экспериментов были повседневной практикой того времени и, кроме прочего, двинули вперед медицинскую науку.
2) в газовые камеры он посылал людей из милосердия, чтобы избавить их от мучений (тут разворачивается дискуссия о благе эвтаназии и ее скорой легализации в Германии).
Кроме того грехи Менгеле релятивируются тем, что "время было такое". В частности, выясняется, что мать адвоката была во время войны медсестрой в психушке и умертвила по приказу врача двух пациентов (уколами). Она это всю жизнь скрывала, но теперь призналась и даже выступила на процессе в качестве свидетеля защиты.
Прокурор, естественно, настаивает на пожизненном заключении. Тут слово предоставляется адвокату, и он блестяще (почва уже достаточно взрыхлена) представляет своего подзащитного честным ученым и жертвой обстоятельств.
После чего собственной логике вопреки делает разворот на 180 градусов и завершает свою речь словами: "И даже несмотря на это бесчеловечные преступления доктора Менгеле невозможно оправдать. Я требую для него пожизненного заключения." Закончись фильм минутой раньше - думаю, у него не было бы шансов выйти на экран.

Götz George сыграл роль Менгеле блестяще, но режиссерская любовь к "достоверности", принуждающая актеров говорить, запихнув в рот полотенце, несколько раздражает.
Сама история - фикшн, конечно. Считается (и подтверждается анализом ДНК), что Менгеле умер в 1979-м. В Аргентине.