August 24th, 2006

l

певица, драматург, консультант, министр


Лизелотта Бунненберг родилась в 1905 году в пригороде Бремерхафена.
Лизелотта Вильке (вопрос о разводе, впрочем, уже решен, а трое маленьких детей розданы по родственникам) приехала в 1931 году в Берлин, чтобы начать карьеру актрисы и певицы. Она поет шансоны по радио, выступает в кабаре "Пинг-понг", играет в пьесе Брехта, дружит с Фридрихом Холлендером и Эрихом Кестнером. В 1933 году Лэйл Вильке выступает в Гамбурге и впервые знакомится с национал-социалистической цензурой: некоторые из исполняемых ей песенок "подозрительно социальны", а часть и вовсе написана евреями. Протесты ни к чему не приводят. Эмигрировать в Швейцарию, где живут ее дети, она, однако, не решается. В 1934 г. Лэйл Андерсен-Вильке гастролирует в Мюнхене, где знакомится с композитором Норбертом Шульце. В 1935 г. Лэйл Андерсен впервые исполняет написанную Хансом Ляйпом во время первой мировой войны и положенную на музыку Рудольфом Цинком песню "Лили Марлен". Без особого успеха - ни радио, ни производители грампластинок ей не интересуются. В 1938 г. Норберт Шульце сочиняет новую мелодию и, пользуясь своими связями, пробивает аудиозапись. Особой популярности певице она не приносит.
Летом 1941 г. в Белграде начинает вещание немецкая фронтовая радиостанция, предназначенная для солдат, расквартированных на Балканах и в Северной Африке. Для заполнения пауз в эфире радиостанция получает из Вены ворох второсортных грампластинок. В один из вечеров «Белград» ставит пластинку Андерсен, и «Лили Марлен» в одночасье становится знаменитой. По требованиям солдат радиостанция крутит песню ежедневно, около десяти вечера. Позже она становится частью специальной передачи, в которой зачитываются письма с фронта, и которая заканчивается всегда одинаково: "Vor der Kaserne, vor dem grossen Tor..." Сама певица ошарашена успехом. Денег ей он не приносит, зато приносит славу. «Лили Марлен» переводится на множество языков, поется своими и чужими и становится одной из самых популярных песен второй мировой.
В 1942 г. помощник Геббельса Хинкель, курирующий культуру в Третьем Рейхе, издает циркуляр, запрещающий Лэйл Андерсен сценическую деятельность, выступления по радио, съемки в кино, а также выезд из страны. Причина: переписка с врагами рейха еврейского происхождения. До публики доходят лишь противоречивые слухи. Фронтовая радиостанция "Белград" продолжает каждый вечер передавать "Лили Марлен". Хинкель сдается. В середине 1943 г. Лэйл Андерсен снова поет со сцены. На первый концерт в Дрездене собирается 3000 зрителей – сумасшедший успех по тем временам. Но "ее" песню она не может петь. Лэйл помнит слова Хинкеля: "В будущем запрещается любая попытка связать ваше имя с солдатской песней "Лили Марлен". При этом каждый из сидящих в зале знает, что Лэйл Андерсен и есть Лили Марлен.
Лишь после войны она снова начинает петь "Лили Марлен". Она выступает и перед бывшими солдатами Монтгомери, и перед бывшими солдатами Роммеля.
В 1981 г., через девять лет после смерти Лэйл Андерсен, увидели свет написанная одной из ее дочерей биография и фильм "Лили Марлен" Райнера Вернера Фассбиндера.
Лили Марлен в версии 1939 г.
Более позднее исполнение.

Отца родившегося в 1895 г. в Вене Арнольта Броннена звали Фердинанд Броннер. Во время первой мировой Арнольт воюет в полку королевских стрелков в Южном Тироле, но в 1916 г. получает тяжелое ранение и попадает в итальянский плен. После освобождения он переезжает в Берлин, где работает коммивояжером и пишет свои первые пьесы. Одна из них - "Отцеубийство" приносит ему в 1920 г. скандальную славу. Критика превозносит его, как "кошмар бюргеров" и "прирожденного драматурга". Броннен дружит с Брехтом, печатается в знаменитом издательстве "Ровольт" и пожинает плоды "золотых двадцатых". В 1924 г. премьера его пьесы «Каталаунская битва» вызывает бурный протест со стороны Союза немецких офицеров. Но в конце десятилетия всегдашний левак вдруг, практически без перехода становится убежденным националистом. Вышедший в 1929 г. роман O.S. (Oberschlesien - Верхняя Силезия) становится культовой книгой правых. В знакомых Броннена – жесткого критика республики – теперь ходят Отто Штрассер и Геббельс. 17 октября 1930 г. в берлинском Бетховензаал он пытается криками с места заглушить знаменитую "Немецкую речь" Томаса Манна. В НСДАП Броннен, однако, не вступает. После прихода нацистов к власти он работает на радио, затем участвует в создании первой берлинской телестанции, но вскоре впадает в немилость не столько из-за былого левачества, сколько из-за происхождения. Он принуждает свою мать признаться, что был зачат вне брака и посему не является сыном своего еврейского отца. В 1942 г. Броннен, наконец, получает "Свидетельство об арийской чистоте", но пьесы его по-прежнему остаются под запретом. Броннен уезжает в Австрию, где его призывают было в ополчение, но тут же демобилизуют за «разлагающее влияние». В 1945 г. он вступает в компартию Австрии, становится бургомистром поселка Бад Гойзерн и публично кается в своей "глупости", заставившей его когда-то примкнуть к нацистам. Он издает в Линце марксистскую газету, но вскоре из компартии его исключают. Броннен переезжает в Вену, где в 1954 г. печатает книгу мемуаров "Арнольт Броннен дает показания". В 1956 г. он эмигрирует в ГДР и до своей смерти в 1959 г. пытается служить строительству социализма. Без особого успеха: его книги почти не издаются, а пьесы не ставятся. В 1980 г. его дочь Барбара Броннен публикует роман "Дочь", в котором сводит старые счеты с деспотичным и истеричным отцом, чем заставляет критиков еще раз вспомнить название ранней пьесы Броннена - "Отцеубийство".


Консультант Берл Копер звался до 1938 г. Александром Копером и держал адвокатскую и нотариальную контору. Директива, дополнившая гражданский кодекс Рейха 27.09.1938, запретила евреям вести адвокатскую практику. Евреи считались неспособными и недостойными быть хранителями законов расово-чистого немецкого государства. С 30 ноября 1938 г. входные таблички и печати всех еврейских адвокатских и нотариальных бюро были снабжены дополнением "разрешены правовая консультация и представительство интересов евреев". Таких юристов нацистское государство и именовало "консультантами". Так как число евреев, проживающих в Рейхе, заметно уменьшилось, а оставшиеся не имели практически никаких прав, не сложно догадаться, что профессия консультанта была не из доходных.
Александр Берл Копер родился в 1891 г. в семье мясника. В первую мировую он воевал на Восточном фронте, был тяжело ранен и потерял ногу. После войны Копер закончил юридический факультет Берлинского университета и в 1926 г.открыл собственную адвокатскую практику. Как и многие ассимилированные евреи, он был консервативен и настроен вполне прогермански. Так как он жил в так называемом "смешанном браке" (его жена, протестантка была, на языке того времени, "немкой по крови"), в первые годы после прихода Гитлера к власти для семьи Копера ничего не изменилось. Хотя уже в марте 1933 г. НСДАП призвала к бойкоту еврейских юристов, неукоснительно следовать этому призыву должны были только члены партии. От "разжалования" в консультанты, однако, смешанный брак Копера не спас.
Зато ему удалось хитростью избежать присвоения имени Израэль (по распоряжению министра внутренних дел от 18.08.1939 г. все евреи должны были добавить к своим именам Израэль, все еврейки - Сара). Копер внимательно проштудировал распоряжение, к которому прилагался "Перечень еврейских имен" и обнаружил в последнем свое второе имя - Берл. Тогда он официально подал прошение о признании второго имени первым. Прошение было удовлетворено, и на смену Александру Израэлю Коперу пришел Берл Копер, что в тогдашнем Берлине вовсе необязательно указывало на еврейское происхождение.
Благодаря тому обстоятельству, что в смешанном браке у Копера родилось двое детей, он не носил желтую шестиконечную звезду, введенную 15.09.1941 г. (бездетные партнеры должны были носить звезду несмотря на смешанный брак). Коперу даже разрешалось пользоваться общественным транспортом.
В ноябре 1943 г. в дом Копера был разрушен во время бомбежки. Несколькими днями позже его арестовали, однако через несколько месяцев снова выпустили. В апреле 1944 г. погибла жена Копера. От прямого попадания американской бомбы не защитило и бомбоубежище. Спасительный смешанный брак перестал существовать. Копер спрятался в одной из деревень под Берлином. Но и там его нашла повестка: прибыть с вещами на сборный пункт. Слухам, о том, что теплушки везут еврев на верную смерть, он не придавал значения. В октябре 1944 г. Копера доставили в концлагерь Терезиенштадт. Ему удалось выжить. После освобождения он вернулся в Берлин и среди руин города встретился со своими детьми. Александр Копер (после войны он опять переменил имя) умер в 1958 г. Пятеро его братьев и сестер, в том числе Карл Израэль Копер и Якоб Израэль Копер, не дожили до конца войны.


Георг Дертингер родился в 1902 г. в Берлине. Военная стезя, о которой мечтали родители, не прельстила его. Дертингер бросил кадетское училище, закончил реальную гимназию, поступил в университет и стал журналистом. Он начинал в Магдебургер Цайтунг, потом там же в Магдебурге редактировал газету союза ветеранов войны "Стальной шлем", (почетным президентом союза был сам Гинденбург). В 1929 г. Дертингер вернулся в Берлин, где примкнул к так называемому народно-консервативному крылу немецкой национальной рабочей партии и познакомился с будущим канцлером фон Папеном. После прихода к власти Гитлера Папен стал вице-канцлером, и Дертингер сопровождал его в Ватикан на переговоры по поводу конкордата. Для национал-социалистической карьеры Дертингер, однако, был слишком консервативен. Он стал редактором бюллетеня «Динст аус Дойчланд», призванного распространять новости рейха за его пределами и даже напрямую не подчиненного министерству пропаганды. Дертингер работал в бюллетене до 1945 г. и безусловно играл свою, пусть незаметную, роль в поддержке режима. В круг личных друзей Дертингера нацисты, однако, не входили, скорее наоборот: он общался с людьми, не питающими иллюзий и относящимися к правлению Гитлеру критически. С некоторыми из них Дертингер вскоре после войны основал "восточный ХДС", первым пресс-секретарем которого он стал. Дертингер, однако, понимал, откуда дует ветер и следовал указаниям СЕПГ, в частности, в вопросе признания линии Одер-Нейсе или чистки партии, при которой ее покинули многие его бывшие друзья, не столь восторженно относившиеся к социалистическому строю. 7 октября 1949 г. Дертингера выбрали в парламент, а пятью днями спустя он стал министром иностранных дел в первом правительстве ГДР. Через три с небольшим года информацмонное агентство АДН неожиданно сообщило:"Органами госбезопасности... арестован министр иностранных дел Георг Дертингер. Арест произведен вследствие его враждебной деятельности, которую он вел по заданию империалистических разведок". (Причиной ареста сейчас считаются связи, которые Дертингер поддерживал с западным ХДС. В любом случае, он не совершил столь вопиющих ляпов, как повторивший вскоре судьбу Дертингера министр юстиции Макс Фехнер, заявивщий после начала забастовок, вылившихся в Берлинское восстание 1953 года, что «в нашем государстве право рабочих бастовать закреплено конституционно».) Восточный ХДС немедленно отмежевался от своего председателя. В специальном коммюнике партия поблагодарила органы за раскрытие вероломной шпионской и разлагающей деятельности Дертингера, заверила, что будет бороться с двуличием и ренегатством в своих рядах и заключила, что «мы глубоко убеждены, что наша республика, как твердый несокрушимый оплот нашей борьбы за мир и социализм, и в будущем успешно отразит любые коварные происки врагов.»
Дертингер получил 15 лет, его секретарша – три. После освобождения в 1964-м и до смерти в 1968-м он работал лектором в Лейпциге и помогал католической церкви собирать средства на благотворительные нужды.


По книге Hartmut Jäckel. Menschen in Berlin.