February 21st, 2007

l

В кривом шпигеле. Небольшое расследование.

На днях газета "Наше время", которой хватает чувства юмора именовать себя "первой еженедельной аналитической" опубликовала статью некоего С. Веревкина "Холокост". Сама по себе статья малопримечательна, поскольку сильно похожа на детский анекдот про коричневую конфетку, которую уже три раза пережевывали. Такого рода тексты напоминают результат игры в "испорченный телефон": факты и имена перепутаны и перемешаны, логические связки потеряны - то ли переписчики сами испытывают острый дефицит головного мозга, то ли предполагают его наличие у потенциальной аудитории.

Мое внимание, однако, привлек следующий пассаж:
Журнал «Шпигель» в номере от 19 декабря 1966 года писал: «Агент Райхерт из германского бюро информации в Палестине держал связь с одним из ведущих деятелей тайной сионистской организации, которая, как ничто другое (за исключением английской разведки), занимала фантазию разведки германской. Эта организация называлась «Хагана». В главном штабе этой законспирированной армии работал Фейфель Полкес. В его ведении, как отмечал начальник отдела разведки по делам евреев Хаген, сменивший на этом посту офицера СС Леопольда фон Миндельштайна, находилось управление всего аппарата безопасности палестинских евреев». При этом Фейфель Полкес - одновременно являлся «начальником резидентуры фашистской разведки в Палестине и Сирии». [...] «Сионисты восприняли утверждение нацистов в Германии не как национальную катастрофу»,- писал немецкий журналист Ганс Хене: «а как уникальную историческую возможность осуществления сионистских намерений». Он утверждал, что «коль скоро сионисты и национал-социалисты возвели расу и нацию в масштаб всех вещей, то между ними неизбежно должен был возникнуть общий мост».

Оба последних процитированных утверждения показались мне чересчур сильными, по крайней мере, для "Шпигеля" сегодняшнего, поэтому я решил свериться с источниками.
Первым делом обнаружились те, с чьих трудов журналист Веревкин скопипейздил свою статью:
1) пожелавший остаться неизв. автор издания "Спецназ России" за 2002 год (см., цитата совпадает дословно, но приведена лишь первая половина)
2) Лев Гунин в разных изданиях (к примеру, см.):, первая публикация в тель-авивской газете "Время", 1994 г.:
Журнал "Шпигель" за декабрь 1966 г. приводит слова Хагена, одного из руководителей немецкой разведки описываемых нами времен, о том, что в сионистском движении испытывают плохо скрываемую радость по поводу радикальной германской политики в отношении евреев, так как она приближает планы сионизма."
3) Вадим Кожинов в статье "Германский фюрер и царь иудеиский" (см.), не датирована, но не ранее 1992 г.:
В свете всего этого становится целиком и полностью оправданным вывод, сделанный в 1966 году на страницах одного из авторитетнейших журналов Запада «Шпигель» (№ 52 от 19 декабря): «Сионисты восприняли утверждение власти нацистов в Германии не как национальную катаст­рофу, а как уникальную историческую возможность реализации сионист­ских планов»

Дальнейшие поиски по ключевому слову "Шпигель" результатов не дали (точнее, дали, но слишком обильные, мешали баскетболист ЦСКА Ван ден Шпигель и другие однофамильцы), поэтому я решил поменять тактику и поискать следы упомянутых Веревкиным нацистских офицеров. Было более-менее понятно, что фамилия "Миндельштайн" написана с ошибкой. Я попробовал различные варианты в латинской транскрипции (и отрыл совершенно фантастический текст, в котором герой на протяжении двух абзацев последовательно именуется Manglistin, Milgnisten, Milgentsen, Milgensten и Melgensten, после чего моя версия о дефиците головного мозга обрела интернациональное звучание. Эйхмана там кличут Ихманом. Возможно, текст для лучшего понимания подвергся машинному переводу на арабский и обратно).
На самом деле, человека, который в середине тридцатых возглавлял в СД отдел II.112 (превращенный русскими переписчиками в 11.112), звали Леопольд фон Мильденштайн (Leopold von Mildenstein, на антикварных сайтах можно найти две его книги, довоенную "Палестина, взгляд с обочины" и послевоенную "Коктейли с алкоголем и без"). Ага, подумал я, а не удастся ли найти русский первоисточник, если поискать по-русски перевранную фамилию? Мысль оказалась удачной.
Первоисточник немедленно нашелся. Вся вышепроцитированная информация уже содержится в третьей главе книги Юрия Иванова "Осторожно, сионизм" (М., Издательство политической литературы, 1970 г.).
Следует отметить, что Кожинов, Гунин, "Спецназ России" и все их подельники, слизавшие у Иванова текст вместе со ссылками на "Шпигель", о самом Иванове не упоминают ни словом. В бизнесе это, кажется, называется "обрезать посредника". Так проходит мимо глория мунди.

Что ж, оставалось найти первоисточник немецкий. Я долго бился над латинской транскрипцией упоминаемого Ивановым журналиста "Шпигеля" Ганса Хене и не добился бы ничего, если бы не английский перевод книги Иванова, обнаруженный на австралийском сайте. Неизвестный переводчик героически провел сверку источников ("И терпентин на что-нибудь полезен!") и Ганс Хене превратился в Хайнца Хёне (Heinz Höhne), известного журналиста "Шпигеля", занимавшегося, в частности, историей СС и выпустившего книгу "Der Orden unter dem Totenkopf". Статья, опубликованная в "Шпигеле" 19.12.1966 г., была фактически одной из глав будущей книги.

Остальное было делом техники. Доступ к любой статье в электронном архиве журнала "Шпигель" стоит 50 еврокопеек. Я приобрел статью и провел сверку немецкого (Хёне) и советского (Иванов) источника.
Как и следовало ожидать, цитаты, приведенные Ивановым аккуратно (в отличие от последователей он все-таки был профессионалом) выдернуты из контекста.

Несколько примеров. Иванов пишет:
Ганс Хене на основании документальных данных утверждает: «...начальник отдела по делам евреев 11.112 ставки разведки фон Миндельштайн всячески содействовал деятельности сионистских организаций по созданию лагерей перевоспитания, в которых молодых евреев подготавливали для использования в сельскохозяйственных кибуцах Палестины. Он внимательно следил за работой сионистов. В своем отделе он приказал создать специальные карты, на которых отмечалось продвижение сионизма в германском еврействе»
Такой отрывок у Хёне действительно есть. Но о том, что двумя абзацами ниже сказано "штабу Гиммлера не понравился неортодоксальный подход Мильденштейна, поэтому уже через десять месяцев работы он ушел из СД и впоследствии устроился в министерство иностранных дел" Иванов, конечно, умалчивает.
Иванов производит Ф. Полкеса, контактировавшего с Эйхманом и Хагеном работника сионистской организации "Хагана", в "начальники резидентуры фашистской разведки в Палестине и Сирии" (что с видимым удовольствием повторяют поздние переписчики). На самом деле у Хёне речь идет лишь об отчете Хагена Гейдриху, в котором упоминается, что Полкес согласился быть информатором СД за месячную ставку в 15 фунтов стерлингов. О том, что сам Эйхман расценил эту вербовку, как "скудный результат" Иванов уже не пишет.
Также как и Кожинов, упоминая о сотрудничестве Полкеса со "знаменитым палачом Эйхманом", случайно упускает из вида, что в 1937 г. Эйхман еще не был палачом, а был лишь обычным сотрудником отдела II.112.

Ну и к двум самым популярным цитатам.
Иванов: «Сионисты восприняли утверждение нацистов в Германии не как национальную катастрофу, — писал немецкий журналист Ганс Хене, — а как уникальную историческую возможность осуществления сионистских намерений».
Хёне: "Лишь малая часть немецких евреев была готова эмигрировать в Палестину. Несмотря на террор и унижение большинство евреев Германии отчаянно держались за свою родину. Рядом с этим большинством возникла, однако, маленькая группка адептов сионизма, которая пыталась изменить традиционно патриотические взгляды немецких евреев. Для них утверждение нацистов в Германии сперва (выделение мое - ИП) воспринималось, не как национальная катастрофа, а как уникальный исторический шанс для сионизма: воссоздание еврейского государства и еврейского национального самосознания."
Итак, не для всех "сионистов", а лишь для маленькой группы в Германии и то лишь "сперва".

Иванов: Хене утверждал, что «коль скоро сионисты и национал-социалисты возвели расу и нацию в масштаб всех вещей, то между ними неизбежно должен был возникнуть общий мост»
Хёне: "Молодой раввин Иоахим Принц писал [в январе 1933г. - ИП]: "Ассимиляция требует от евреев анонимности и отрицания своего еврейства, но не приносит им пользы. Люди все равно распознают евреев под анонимной завесой, что лишь повышает отчуждение и недоверие." Какой же путь способен предотвратить эту еврейскую трагедию? Только один, путь в Палестину. Принц: "Нам уже не скрыться ни в какие убежища. Мы не хотим больше ассимиляции, нам нужно признание еврейского народа и еврейской расы." Какое искушение для сионистов, с помощью нацистов подтолкнуть евреев к идее, которая в гуманно-демократической атмосфере Веймарской республики была неосуществима! Раз и сионисты, и национал-социалисты возвели расу и нацию во главу угла, то должен найтись общий мост."

Очевидно, что Хёне высказывает не собственное мнение и ничего не "утверждает", а лишь пытается представить ход мыслей все той же "маленькой группы немецких сионистов", к которой принадлежал и цитируемый Принц, надеявшийся использовать политическую ситуацию для пропаганды эмиграции в Палестину.
Все кванторы общности принадлежат Иванову и поздним переписчикам.

Ну и напоследок - о чем на самом деле повествует статъя Хёне? В начале 1937 г. Эйхман и Хаген вышли на контакт с сотрудником Хаганы Полкесом. Отдел II.112 был тогда заинтересован в выдавливании евреев из рейха (таковы были директивы сверху), что, в свою очередь, совпадало с интересами палестинских евреев. Полкес посетил Берлин, затем Эйхман и Хаген (с фальшивыми паспортами) отправились в Палестину, но из-за беспорядков на берегу не смогли высадиться в Хайфе и встретились с Полкесом в Каире, где и завербовали того информатором на ставку 15 ф.с./месяц. Следующий всплеск активности произошел уже после "хрустальной ночи". В конце 1938 г. в Берлин прибыли эмиссары Хаганы, которые с согласия СД приступили к организации плановой эмиграции: составляли списки, фрахтовали корабли и т.д. Вся эта деятельность длилась меньше года, объявление войны Польше 01.09.39 положило ей конец.
По данным Хёне из рейха в Палестину с 1933 г. эмигрировало ок. 50000 человек, из них около половины, 24 тысячи, до начала контактов между СД и Хаганой. Очевидно, что внутриполитические события (та же "хрустальная ночь") оказали гораздо большее влияние на ход эмиграции, чем сами эти контакты (всего в 1938 г. рейх покинули 40000 евреев, в 1939-м уже 78000). Ясно, что в ходе всей кампании "Хагана" преследовала собственные цели, но если учесть, что большинству уехавших эмиграция фактически спасла жизнь, упреки в "сотрудничестве с нацистами" кажутся мне несколько необоснованными.