March 3rd, 2007

l

10 лет Сетевой Словесности!


А вот zhzhЖора Жердев сделал замечательное дело: по случаю юбилея снова собрал вместе почтенных стареньких авторов Сетевой Словесности. Читайте!

Виктория Измайлова. Крупица Бога.
Ренат Гильфанов. Послание стихотворцу.
Линор Горалик. "Взгляните на птиц". Отрывок из романа
Дмитрий Горчев. Путин и Реклама. Рассказы
Александр Кабанов. Облака под землей.
Ольга Родионова. Городская сумасшедшая.
Габриэль Витткоп. Некрофил. Перевод Анатолия Величко
Олег Постнов. Антиквар. Повесть
Павел Афанасьев. Два рассказа.
Михаил Бару. Похвальное слово Москве - 2.
Дмитрий Болотов. Два рассказа.
Екатерина Васильева-Островская. История русского рока.
Игорь Петров. Опыты прогрессивного мышления.
Олег Пшеничный. Три рассказа.
Константин Рупасов. Несколько снов о себе.
Алексей Смирнов. Малахитовый бегемот. Повесть
Александр Хургин. Чисто немецкая покупка. Рассказ
Евгения Чуприна. Три эссе.
Михаил Сазонов. Days Out.
l

die Flucht, впечатления от


Канал arte подсуетился и показал фильм на два дня раньше официально объявленной премьеры на ARD.
Немецких авторов, снимающих фильмы о Второй Мировой, можно уподобить саперам: права на ошибку они не имеют. Шаг вправо - и на них навесят антисемитизм, реваншизм и глорификацию нацизма, шаг влево - и обвинят в искажении исторической правды и замалчивании страданий собственного народа.
Такой автор больше всего похож на человека, на которого падает плотно уставленный хрусталем и фарфором сервант. Автор катается на полу и с ловкостью фокусника ловит низвергающиеся на него чашки и стаканчики, спасая их от верной гибели. Вот, казалось бы, сейчас это блюдце разлетится на мелкие осколки... ан нет, тренированная рука перехватывает его в считанных сантиметрах от пола.

Соответственно, при просмотре фильма зритель тоже следит скорее за судьбой стаканчиков, а не за сюжетом. Да и что в нем может быть нового, в сюжете? Их во всей-то мировой литературе от силы штук пять, и это, кажется, номер третий. Несмотря на все усилия классиков количество сторон в любовном треугольнике остается константой.
Поэтому о сюжете я больше не буду, буду о чашечках. Сначала о тех, что автор поймал.
- эсэсовцы в фильме плохие
- бонзы НСДАП тоже плохие (ну это, ясно, обязательная программа, типа "школы" в одиночном фигурном катании)
- вермахт присутствует какими-то клочками, и в целом, даже нельзя сказать, что он плохой. Он какой-то мерцающе-тающий. Боев, по крайней мере, он не ведет. Русские разъезжают по Восточной Пруссии на танках, что твои туристы на джипах по Сахаре. Изредка видят вдали верблюда, набрасываются на него и деловито... впрочем, об этом ниже. О преступлениях вермахта (мол, они расстреливали на оккупированных территориях стариков, женщин, детей и евреев) один из главных героев коротко упоминает. Ergo, чашка поймана.
- так называемые Mitläufer (попутчики) опять-таки плохие. "Я ведь только выполнял приказы!" - восклицает главный герой. "Да, но именно на таких послушных и исполнительных, как ты, и держалась нацистское государство", - клеймит его бывшая невеста.
- те, кому нацистская пропаганда запудрила мозги, тоже плохие. Маленький фольксштурмовец-стукач - самый, практически, отвратительный персонаж фильма. То, что его оставили в живых, несказанно возвысило режиссера в моих глазах. Единственный сюжетный ход, который я не предугадал.
- советские солдаты, конечно же, тоже плохие. Но, по крайней мере, они не настолько в центре повествования, как можно было ожидать, исходя, к примеру, из этой публикации (что заставляет отнести ее в разряд предпремьерного пиара). В-основном, красноармейцы работают Фредди Крюгером, т.е. пугают зрителя, пребывая за кадром. Оба эпизода с их участием длятся в общей сложности минуты три (и это в трехчасовом фильме).
Первой эпизод в точности слизан с американского боевика категории B - шаблон "полицейские захватывают здание". То, что герои при этом одеты в фуфайки и кричат "йоптваюмать" не делает действо более достоверным. В этом эпизоде от их рук погибает старый дворецкий.
Во втором эпизоде солдаты врываются в деревенскую избу и насилуют двух немолодых женщин, а одну из них убивают. Причем первым в очереди оказывается комиссар с то ли грузинскими, то ли семитскими чертами лица. Потом солдаты выпивают "За победу", один, дойдя до кондиции, начинает палить из автомата, и его тут же расстреливают у ближайшего забора. После чего вся честная компания грузится в танк и покидает голубой экран.
- полноте, если все плохие, то кто же хороший? - спросите вы. Простые люди: немцы, французы, русские, поляки. Они - положительные герои фильма.

Теперь о двух чашечках, которые все же разбились.
- оба "хороших" русских, Николай в первой серии и Алексей во второй - военнопленные. Посыл автора очевиден, это, мол, не русские сами по себе такие звери, это их натравили командиры, политруки и прочие коммунисты. Так-то оно так, но если бы все красноармейцы последовали примеру положительных Николая и Алексея, боюсь, с одолением нацизма пришлось бы повременить. Уж не говоря о том, сколько пленных Николаев и Алексеев вообще не дожило до 1945 года.
- "хорошие" восточно-прусские немцы, на самом деле, являлись прямыми пособниками введенных нацистами феодально (польские батраки) -рабовладельческих (русские и французские пленные) порядков. Фактически они использовали рабский труд и наживались на этом. Более того, считали ситуацию само собой разумеющейся (это особенно бросается в глаза при чтении документов того периода, к примеру "я, мой муж, наши дети, моя мать и десять наших польских работников с их женами и детьми выехали..."). Разумеется, это не значит, что цена, заплаченная многими остпруссаками в 1945 г., является расплатой за, тем более, что бедные жители, у которых не было ни батраков, ни гужевого транспорта, зачастую пострадали гораздо сильнее, чем успевшие убежать богатые. Однако показательно, что сам факт рабовладельчества с точки зрения авторов фильма на оценке героев зрителем сказываться не должен.

Это о фильме. А еще я, наконец, постараюсь в ближайшем будущем начать публиковать материалы по схожей теме, над которой бьюсь уже больше года. Тема страшная, и, увы, славы Советской Армии не прибавившая: Неммерсдорф.
l

неммерсдорф (1)


1. Свидетельство Потрека


"Мой взвод фольксштурма получил приказ следовать в Неммерсдорф для расчистки и наведения порядка. Уже перед Неммерсдорфом нам попадались перевернутые телеги и разбросанный багаж беженцев. В самом Неммерсдорфе мы увидели целый обоз, раздавленный танками. То, что от него осталось, лежало на обочине дороги, либо в канаве. Багаж был разграблен и растоптан, то есть полностью уничтожен. […]. Гражданского населения мы не нашли.
На краю деревни со стороны Зоденена, у домов справа от трактира «Белая кружка», стояла повозка, на которой были распяты четыре нагие женщины. Их руки были прибиты гвоздями. За площадью с памятником неизвестному солдату, рядом с большим трактиром «Красная кружка» есть сарай. На каждой створке ворот было распято по нагой женщине, прибитой гвоздями за руки. В домах мы нашли в общей сложности 72* женщин вместе с детьми и одного старого мужчину 74 лет. Все они были мертвы, почти все убиты самым зверским образом, не считая некоторых, застреленных выстрелами в затылок. Среди мертвых находились грудные дети, чей череп был раздроблен твердым предметом. В одной из комнат мы обнаружили сидящую на диване слепую женщину 84 лет. У ней отсутствовала половина головы, отрубленная, очевидно, топором или лопатой сверху и до шеи.
Мы собрали трупы на деревенском кладбище, где они остались лежать в ожидании иностранной медицинской комиссии, о скором прибытии которой нас известили. Тела пролежали три дня, но комиссия так и не появилась. К этому времени из Инстербурга приехала медсестра, искавшая своих родителей. Она нашла 72-летнюю мать и 74-летнего отца, единственного мужчину среди убитых. Она же сообщила, что все убитые были жителями Неммерсдорфа.
На четвертый день тела похоронили в двух могилах. На следующий день приехала медицинская комиссия, и могилы пришлось раскапывать. Чтобы вытащить трупы, задействовали подмости и ворота от сараев. Комиссия исследовала тела и установила, что все женщины, включая девочек 8-12 лет и 84-летнюю слепую старуху были изнасилованы. После осмотра они были окончательно преданы земле."
* - по иным данным 62 жертвы (прим. редактора, 1954г.)
1

Записанный в 1953 г. рассказ бывшего бойца фольксштурма Карла Потрека не является единственным документальным свидетельством того, что случилось в восточно-прусском поселке 21-22 октября 1944 года. Более того, он не является первым или самым аутентичным – Карл Потрек оказался в Неммерсдорфе после многих других очевидцев. Зато этот рассказ держит абсолютное первенство, как по описанию зверств советских солдат, так и по количеству жертв. Удивительно, но даже геббельсовский рупор Фёлькишер Беобахтер в октябре 1944 г. не упоминал большинство жутких подробностей, приведенных Потреком.

Тем не менее рассказ Потрека стал самым цитируемым описанием событий в Неммерсдорфе. Без упоминаний или ссылок на него не обошлась практически ни одна книга, посвященная боям в Восточной Пруссии и судьбе тогдашних беженцев. Приведу лишь два последних примера. Энтони Бивор в «Падении Берлина» пишет:
Страх людей увеличивался по мере приближения канонады. Женщины Восточной Пруссии, несомненно, слышали о жертвах Неммерсдорфа. Это случилось еще прошлой осенью, когда войска Черняховского сумели захватить на непродолжительное время кусок немецкой территории. В кинотеатрах Германии потом показали страшные кадры хроники, на которых были запечатлены шестьдесят две женщины и молодые девушки, изнасилованные и убитые советскими солдатами.2
Макс Гастингс в «Армагеддоне» вторит:
Первое вторжение русских в восточные районы Германии произошло в октябре 1944 г., когда части Красной Армии захватили несколько приграничных деревень. Через пять дней они были выбиты оттуда, и перед глазами гитлеровских солдат предстала неописуемая картина. Едва ли хоть один гражданский избежал смерти от рук русских солдат. Женщин распинали на дверях сараев и перевернутых телегах, или, изнасиловав, давили гусеницами танков. Их детей тоже зверски убили. Сорок французских военнопленных, работавших на окрестных хуторах, предполагаемые освободители расстреляли. Та же судьба постигла и признанных немецких коммунистов. Действия красноармейцев не были проявлением бессмысленной жестокости - это был методичный садизм, не уступающий действиям самих нацистов.3

Скажу сразу: имеющиеся на данный момент материалы практически не позволяют усомниться в том, что убийство гражданских лиц в Неммерсдорфе – дело рук солдат и офицеров Советской Армии. Не в последнюю очередь потому, что они односторонни - ни одного свидетельства очевидца с советской стороны пока не найдено. Во времена СССР тема была надежно табуирована, похоронена под штемпелем «геббельсовская пропаганда» и если в каких-то архивах и содержатся доклады особистов о случившемся в Неммерсдорфе, то историки доступа к ним пока не получили.

А есть ли тогда смысл копаться в десятках противоречивых показаний, уточняя количество жертв и обстоятельства их гибели, спросите вы. Мне кажется, что да. Именно многолетнее замалчивание и отрицание случившегося в Неммерсдорфе с нашей стороны позволило западным историкам фактически канонизировать рассказ Потрека - одну из самых неправдоподобных версий произошедшего.

2. Танковый прорыв
3. Эвакуация.
4. 21.10.44, первая половина дня.
5. 21-22.10.44.
6. Бои за Неммерсдорф.
7. Что видели свидетели?
8. Рапорты Хинрихса.
9. "...я сделаю их поводом для кампании в прессе"
10. После войны.
11. Поздние свидетельства.
12. Альт-Вустервиц, Шульценвальде, Брауерсдорф...
13. Вопросы и ответы.
14. Заключение.

список источников и ссылки