July 10th, 2007

l

диалог культур


- Не знаю, чему их учили в детстве. Мне, например, говорили, что в ресторане не принято громко разговаривать. И я так привык. Глядя на земляков, понимал - я вовсе не исключение. Так принято в России. Но, видимо, не во Франции или Италии. Пожилые и молодые, мужчины и женщины - за столиками они орали, как на футболе. А уж гоготали так, словно вышли из самых плохих кинокомедий про "пипл, который хавает".

- За едой русские ведут себя, как свиньи, - жалуется Хорст. - На них просто не надо обращать внимания. Ну нет у них культуры. Если кто-то из них отмечает день рождения, то они сдвигают в столовой все столы и стулья, так что для нас уже не остается свободных мест.

- Элементарная вежливость и деликатность к достоинствам европейцев не относятся. Вот есть у них такая забава типа бадминтона, только играют не ракетками, а деревянными разделочными досками, вместо волана - теннисный мячик. По нему они лупят со всей дури и носятся, словно лоси. Как вы думаете, где они это делают? Конечно, на пляже. Норовя врезать кому-нибудь по голове или затоптать детей. Хотя рядом, всего в паре метров, зеленая лужайка для спортивных упражнений, еще несколько метров - и теннисные корты. Но нет! И просить бесполезно.

- В стандартном представлении бывший советский гражданин - это человек низкого роста и крепкого телосложения с конституцией танка Т-34. Руки как у борца за приз в балагане, лодыжки - как печные трубы у таежной избушки. На медвежьем загривке - тяжелая золотая цепь, на которой свешивается массивный золотой крест. Этот тип начинает пить еще утром и засыпает на своем лежаке после обеда. Он дымит, как сибирская баня, всегда и везде, даже - и именно - в столовой.
Там он всех толкает и пинает. Он никогда не извиняется. Вежливость - это привилегия дворянства и буржуазии, обе эти категории при советской власти были искоренены.
Что не сделало Ивана симпатичнее. Жировая складка на животе, как у тюленя, свисает над треугольником плавок, когда он тяжело ступает по дрожащему под ним причалу. Его жена Ольга - крупная женщина, которая выглядит, как красноармеец в юбке из фильма времен холодной войны. Она выкрикивает команды своему потомству наподобие «Давай, давай!». Это не мешает ее полному московскому потомству успешно воровать сваренные вкрутую яйца к завтраку из чужой плошки, которую люди из другого номера поставили для себя у буфета.
На замечания отдыхающих заросший волосами по всему телу папа бурчит: «Да-да» - и делает вид, что ни слова не понимает. Что в определенной степени соответствует действительности.


- Увидеть соседей-европейцев садящимися в экскурсионный автобус за 21 день довелось пару раз. Зато если кто-то бесцеремонно лез в лифт - так это были они.

- Есть и другой тип Ивана. Это образ сотрудника московской инкассо-фирмы. Мускулистый, толстогубый, лысый. У него всегда тяжелый взгляд. Над соском левой груди выведена татуировка с номером группы крови. Вид у него такой, будто он служил в отряде особого назначения и на его счету несколько операций по освобождению заложников, причем все операции закончились неудачно (для заложников).
За ним, словно на поводке, следует длинноногая газель Натали. Ее ноги растут сразу из подмышек. Ее готовый к атомному взрыву бюст определенно стоил спонсору толстой пачки 100-долларовых купюр. Натали одета «экстремально воздушно».


- Вообще поведение европейцев на пляже - это нечто особенное. Прийти купаться и спокойно занять свободный лежак - не для них. Французы и итальянцы вставали раненько утречком, раскладывали свои полотенца и уходили спать. В 10 часов, когда заканчивался завтрак, повсюду висели бесхозные вещи, владельцы же отсутствовали. Так чертовы иностранцы втянули нас в дурацкую игру "кто первый встал, того и тапочки".

- Жена Хорста сетует: «Каждый день мне приходится рано выходить из гостиницы, чтобы успеть занять лежаки на пляже, иначе русские все разберут». Хорст вздыхает: «Но даже если заранее положить на лежак полотенце или свои вещи, они их просто сбросят. И она остается ни с чем».

- Однажды я заметил компанию, занявшую сразу места и у воды, и в тени, и на газоне под пальмами. Говорят, что коммуналки - изобретение советское и в Европе невиданное. Но ее жители очень быстро и успешно воссоздали обстановку "Вороньей слободки".

- На гостиничных балконах они коптят рыбу, около бассейна разводят костры. У огня прохладными вечерами они греются в обществе девушек легкого поведения, которых здесь называют Наташами и на которых из одежды нет ничего, кроме выцветших от хлористой воды трусиков-стрингов.

- Я с трудом подавлял острые приступы ксенофобии, а жена стала делать мне замечания: в моем лексиконе появились "лягушатники", "макаронники" и "боши". Ей это не нравилось, а я отвечал, что и так стараюсь контролировать себя. Матом вот не ругаюсь. Хотя это стало сложнее, когда старые хрычовки, в основном из Франции, выставили на всеобщее обозрение сморщенные отвратительные груди и принялись кокетничать с молоденькими массовиками-затейниками. "Они - дуры" - а как еще ответить дочке на вопрос: "Почему бабушки такие бесстыдные?". Она же привыкла, что русские бабули голыми на людях не ходят. Европейские не стесняются ни своих детей, ни чужих. Они и ногти стригли на пляже. Спасибо, хоть не гадили под кустами...

- Каждый год тысячи тружениц горизонтального ремесла, так называемые Наташи, со всех концов распавшегося Советского Союза летят на заработки в Турцию. У турецких замужних женщин они вызывают ужас. По вечерам ярко накрашенные жгучие блондинки сбиваются в парочки и прогуливаются по магазинам, а несколько позже то с того, то с другого лежака на пляже доносится грохот. Местные жители так их и называют: «шлюшки-погремушки».

- Такой уж у них менталитет, то есть "характерная для конкретной культуры специфика психической жизни людей, сформированная экономическими и политическими обстоятельствами и имеющая надсознательный характер". В общем, европейская культура так и прет.

- А еще они научились добывать водку из бутылок в мини-баре: просверливают незаметное отверстие, выливают содержимое и доливают водой. А отверстие заделывают так ловко, что не заметишь.


В диалоге культур использованы статьи "Die Russen kommen" (Stern, 11.08.05 ,перевод сайта inosmi.ru) и "Как из европейцев культура прет" (Известия, 09.07.07)