February 27th, 2008

l

дерби с элементами надругательства

Foto: Marcus Schlaf, Merkur Online
В Мюнхене сегодня футбольный матч сезона. С тех пор, как три года назад Мюнхен-1860 вылетел во вторую лигу, дерби (товарищеские матчи не в счет) может состояться лишь в случае благосклонности кубкового жребия. В этом году жребий впервые был благосклонен, и сегодня в четвертьфинале кубка Бавария принимает Мюнхен-1860. Для настоящих фанов это, безусловно, гораздо круче, чем выигрыш чемпионата, не говоря о кубке УЕФА. Весь город бурлит, причем не только в районе стадиона или на ведущей к нему линии метро (поезда ходят с опозданиями, так как фанаты регулярно падают на рельсы), но и в центре. Болельщикам Баварии показалось, что огнь противостояния пылает недостаточно сильно, поэтому позапрошлой ночью они пробрались на старенький Грюнвальдерштадион (домашний стадион мюнхенцев в 70-80-е годы) и разукрасил священную для любого фана Мюнхена-1860 западную трибуну в цвета Баварии. Ждем мордобоя, чем ответят бело-голубые.

UPD. После первого тайма 0:0. Игроки Баварии питают ярко выраженную антипатию к футболистам по фамилии Хофман: вратаря Мюнхена-1860 сломали, а защитнику разбили голову. Лучший момент был у Тони Крооса, он обокрал последнего защитника Шестидесятых, вышел один на один, но засандалил выше ворот.
UPD2. После основного 0:0. Бавария давила, у Мюнхена унесли на носилках еще и Бирофку, но на 83-й минуте Лука Тони получил вторую желтую. Дополнительное время будет играться 10 на 11.
UPD3. На 110-й минуте судья уравнял составы, а на 120-й придумал пенальти в ворота Шестидесятых. 1:0. Будут погромы.
l

7 лет

Републикую исторический комментарий анонима.

Горчев
(Anonymous)
2001-02-28 08:17 am UTC
лабас, тебя это дело погубит.
Вот ты правильно упомянул Леху Андреева с его тайм-оклоком.
Нуднейшая была штука, типа кроения голенища из блохи. Ну и где он сейчас, этот Леха? Наверное крут стал, с тех пор как Носик объявил дефолт с лентой ру, Носик, он вообще везде первым отметился.
Ну и ты вот тоже попишешь дневничок, попишешь, как Линор, а мы, оставшись здесь, будем вспоминать: да, был такой лабас, да, как щас помним. Он, лабас был такой, ого-го. А я с ним выпивал даже два раза, вот те хрест.
Опасное это дело, опасное.