January 30th, 2009

l

оптимистич.

Был проездом borisfin. Боря замечателен тем, что излучает оптимизм практически в любой ситуации. Помню, два года назад у него завалялись билеты на четвертьфинал чемпионата мира Украина-Италия, и мы собрались в Гамбург. Он договорился со мной, что я куплю ему билет на поезд, а он подсядет в Нюрнберге с пивом. Вторую часть плана осуществить удалось, а вот первую я как-то упустил из вида. Kommunikationsloch, как говорят немцы. Коммуникационный лох. Это я. В итоге пришел кондуктор, вопросительно взглянул на Борю, Боря вопросительно взглянул на меня, я, предчувствуя неладное, вопросительно взглянул на бутылку пива, но та была холодна и безучастна. Так вот, за секунды, которые потребовались бы вам, чтобы в зависимости от особенностей характера
- сформулировать и изложить оценку ситуации, эмоционально-окрашенную и заканчивающуюся на мягкий знак
- дать в глаз мне
- дать в глаз кондуктору,
Боря уже обрел присущий ему оптимизм и созванивался с еще одним участником концессии на предмет апгрейда ж/д путешествия в автопробег.
Или взять историю с ключами. У старой бориной машины не было автоматического замка. В один хмурый декабрьский день Боря поехал с семьей за покупками. Через полчаса Боря осознал, что он, жена и дети с руками, полными авосек, стоят около машины, двери которой захлопнуты, а ключи остались внутри. Но Боря не растерялся, потому что заранее позаботился о бэкапе. У жены были запасные ключи. Проблема заключалась лишь в том, что они лежали в ее сумочке, которая лежала на заднем сиденьи машины, двери которой были захлопнуты. Я бы на месте Бори позволил бы отчаянию удушить себя прямо на парковке, но он вспомнил про третий комплект ключей, тот, что хранился у него дома. А дом находился всего лишь в двадцати минутах бега по пересеченной местности. Единственным препятствием не физического, а скорее метафизического характера было то, что ключи от квартиры находились на одной связке с ключами от машины, которые лежали в сумочке, которая лежала на заднем сиденьи машины, двери которой были захлопнуты.
Честно говоря, не знаю никого кроме Бори, кто не впал бы на этом месте в депрессию. Разве что свидетели Иеговы, что бродят по спальным районам, стучатся в квартиры и говорят: «У нас есть для вас две вести, благая и не очень. Благая заключается в том, что царство небесное уже близко. А не очень в том, что мы хотим об этом поговорить» привычны к подобным ударам.
А вот Боря, не теряя оптимизма, осмотрелся, увидел вдали нервно мигающую вывеску «Schlüsseldienst» («Изготовление ключей») и подумал, что дыма без замка не бывает.
- Ключи остались в машине. А мы снаружи. А дверь захлопнулась, - обратился Боря к людям доброй воли. - Словом, вы не поможете мне вскрыть машину? Тут рядом, за углом.
Люди доброй воли смотрели на него с недоверием. Возможно, их смущал русский акцент.
- Знаете, - сказал старший, - машинами мы вообще-то не занимаемся. Вот квартиры другое дело. С квартирными замками по необходимости помогаем.
- Ну тогда квартиру, - легко согласился Боря.