March 18th, 2009

l

security issues

... через металлодетектор, не зазвенев ни яйцом, и, придерживая силой воли штаны, стал ждать, когда до меня доедет ящик с вещами. Ящик выехал, правда, оказалось, что у меня есть нешуточная конкуренция. После упорной, но непродолжительной борьбы мое имущество было поделено так: мне достался ремень от штанов, а работнику службы безопасности аэропорта – ноутбук. «Ну вы, наверное, знаете, что сейчас будет», - сказал он. Я не знал, но догадывался. Как раз по пути в аэропорт я прочитал в газете, что на служебном компьютере одного мюнхенского диакона обнаружилось расширенное заседание сельсовета деревни Малые Педофилы. Так как я тоже редко выхожу из дома, не сделав диск жестче двадцатью-тридцатью гигами сношений между людьми и предметами, я понял, что пробил мой час, а возможно, даже половина шестого. Работник СБ завел меня в какую-то каморку, закрыл дверь, поставил ноутбук на стол и гавкнул: "Öffnen!" ("Открыть!") К этому времени я уже по уши погрузился в экзистенциальную трясину, поэтому услышал "Läuft er?" ("Работает?") . Как на духу я выпалил: "Нет!" Работник СБ посмотрел на меня пристально. Казалось, он испытывал желание сделать меня героем стихотворения «Жил на свете человек скрученные ручки». Но сдержался и с кандальными нотками в голосе повторил: «Откройте, пожалуйста». Я пошел на попятную, правда, далеко не ушел, так как за моей спиной сразу начиналась стенка. Работник СБ помахал над клавиатурой бумажкой и засунул ее в агрегат, напоминающий древнерусский ксерокс. Тот ее пожевал и выплюнул. Работнику СБ это не понравилось, и он засунул бумажку повторно. Агрегат икнул, подавился и замигал зеленой лампочкой.
А я поспешил на заседание подкомиссии, организованное народным комиссариатом информационной безопасности. Там выступал профессор, крайне начитанный книгами. Возможно, он даже написал некоторые из них. Профессор говорил:
- Представьте, по автобану едет грузовик бундесвера. И везет оружие. А сидящий в кустах злоумышленник вынимает из кармана радиостанцию и пускает в эфир сообщение, что дорога впереди перекрыта. Навигационная система принимает сообщение и понуждает грузовик съехать на проселок. А там в кустах...
Тут мне стало не по себе, потому что я понял, что профессор сейчас разболтает Страшную Государственную Тайну. Поэтому я решил предложить, что пока тут обсуждаются вопросы национальной безопасности, я как гражданин в прошлом дружественного (а иногда и нет) государства, лучше покурю за дверью. Потому что один раз меня сегодня уже ставили к стенке, а мне это претит. Но не успел я открыть рот, как профессор произнес роковые слова. От ужаса я позеленел, что повысило мои шансы дожить до конца заседания, ведь слившись с обивкой кресла, я не так бросался в глаза. Кофе я хлебал, плотно сжав губы, чтобы не было слышно акцента. Профессор между тем разошелся не на шутку. Его апокалиптический сюжет кишел вертолетами и парашютами. Периодически из него вылетали каббалистические ракеты. Наиболее предприимчивые участники заседания уже звонили Брюсу Виллису, понимая, что это готовый сценарий фильма «Дай пять». Но тут слово взял глава подкомиссии:
- Опасения уважаемого профессора касательно вопросов безопасности абсолютно, стопроцентно оправданы. Но я хочу успокоить присутствующих. Дело в том, что над созданием навигационных систем работают программисты. Это очень творческие и самостоятельные люди. Как известно, они лучше политиков разбираются в политике, лучше экономистов в экономике и, естественно, они разбираются в дорожном движении лучше всех на свете. А так как каждому программисту присуща своя уникальная парадигма мышления, то предсказать, как та или иная навигационная система отреагирует на сообщение о блокировке дороги совершенно невозможно. Скорее всего, одна покажет, что дорога перекрыта впереди, вторая, что сзади, третья, что сбоку, а четвертая, что над всей Испанией безоблачное небо. Злоумышленник может лопнуть от ярости и распасться на радиоволны, но добиться того, чтобы навигационная система грузовика действовала в соответствии с его злокозненным планом, он не в состоянии.
Видно было, что для профессора это тяжелый удар. Несколько минут он безучастно смотрел вдаль немигающими глазами. Но затем вдруг оживился и сказал:
- Хорошо. Представим другой сценарий. По автобану едет машина, а в ней сидит бундесканцлер...