November 19th, 2009

l

вполне соизмеримо проступку

В заявлении на интернет-сайте российского министерства иностранных дел акцент поставлен вполне отчетливо: Россия требует справедливости. Российская федерация, в которой как раз сейчас оживленно дискутируется вопрос о введении смертной казни, возмущена тем, как суд г. Мюнстер наказал немецкого водителя-убийцу через год после случившегося.

Приговор тогдашнему преподавателю немецкой школы «Фридрих-Йозеф Хаасс» - год лишения свободы условно, лишение водительских прав на месяц и 5000 евро штрафа - не соответствует тяжести проступка. Россия постарается привести в движение все возможные политические и юридические механизмы. Дело превращается в испытание на прочность.

Трагедия случилась в ночь на 30 ноября 2008 г. 32-летний учитель ехал на Порше Кайен по Проспекту Вернадского. «По невнимательности» - так считает немецкая юстиция – джип сбил двух русских, как раз переходивших дорогу. Смерть 19-летнего юноши и его 18-летней подруги
[здесь ошибка, оба погибших - 17-летние юноши– ИП] всколыхнула всю страну.

Российский МИД раскритиковал во вторник «мягкий приговор» бывшему сотруднику немецкого посольства. Суд г. Мюнстер, очевидно, не принял во внимание, что виновник уже не в первый раз нарушал ПДД: езда с высокой скоростью, по неправильной стороне улицы, отказ пройти тест на содержание алкоголя.

Российское ведомство требует от немецкой юстиции значительно жестче наказать водителя, чье имя указано на вебсайте министерства. Пресс-секретарь МИД Андрей Нестеренко сказал, что вопрос выплаты родственникам жертв компенсации также не решен.

Суд г. Мюнстер вынес без открытого судебного разбирательства приговор за убийство по халатности, как сообщил источник в суде. «Наказание вполне соизмеримо проступку», - сказал представитель прокуратуры г.Мюнстер Вольфганг Швеер. Подсудимый не принимал алкоголя, несчастный случай произошел по невнимательности и потому что он ехал слишком быстро. «Наказание лежит выше нижней границы», сказал Швеер. Убийство по халатности в Германии может караться и просто денежным штрафом. «В России наверняка наказания более свирепые, но они не соответствуют нашим представлениям».

Российский МИД упрекает немецкое посольство в Москве в том, что последнее не предприняло надлежащие шаги. Пресса, ссылаясь на российских следователей, сообщала, что водитель ехал слишком быстро и был пьян. От российского суда его защитил дипломатический иммунитет.


источник
l

гитлер как объект сталкинга

30.01.1939
Элис З. (Ридбах под Берном) госсекретарю фон Вайцзеккеру

Заботы о моих сыновьях, чьим отцом является Гитлер, вынуждают меня просить Вашей помощи. Многие годы назад я встала на сторону Гитлера и спасла ему жизнь. Затем я подарила ему пятерых сыновей. По требованию Гитлера я отказалась от своих притязаний на детей. Уве скончался в три года. Герберт умер 28 декабря 1938 г. в Берне. Он находился в руках немецкого агента, который использовал его в своих целях. Остались в живых еще трое сыновей, все приблизительно 12 лет от роду. В прошлое воскресенье был привезен в Берн брат Герберта Гитлера, который должен разделить его печальную судьбу. Я не имею возможности защитить моих сыновей... Гитлер не должен продавать моих сыновей насильникам из спецслужб.

Узнать подробности о личности Элис вряд ли удастся, но к фюреру тянулись сумасшедшие самого разного рода. Элис повезло, она, по крайней мере, жила в нейтральной Швейцарии. Историк Хенрик Эберле описывает другой случай, с женщиной из Зенфтенберга, которая подписывалась Марта Гитлер. Ответственный за корреспонденцию фюрера Эрих уведомил местные власти, что "некая Марта уже давно пишет фюреру письма, чье содержание заставляет предположить, что отправительница не вполне в своем уме. Я пересылаю вам последнее из ее писем, прошу установить личность отправительницы и по возможности объяснить, что ей следует покончить с бессмысленной писаниной". Видимо, дидактические способности местных начальников оставляли желать лучшего, потому что вскоре Марта Гитлер прислала фюреру еще два письма. Тогда Эрих обратился в службу безопасности СС. Больше Марта Гитлер писем не писала. Скорее всего ее поместили в психушку. Оказалась ли она в числе сотни тысяч психически нездоровых людей, умерщвленных нацистами, неизвестно.
Частная канцелярия Гитлера относилась к безумным поклонницам более спокойно и даже создала специальную картотеку А, куда помещались подобные письма. Как правило, женщины не получали ответа. Лишь в случае, если они сообщали, что уже едут в Берлин, чтобы заключить обожаемого фюрера в объятия, Альберт Борман, возглавлявший канцелярию, оповещал полицию по месту жительства сталкерш.