January 11th, 2010

l

черепаха догоняет ахилла или вопросы орфографии

История о том, как ефрейтор Гитлер храбро сражался в рядах немецкой армии на полях Первой Мировой, широко известна. В отличие от истории о том, как призывник Гитлер косил от армии австрийской.
Призывной возраст в империи Габсбургов наступал в 21 год. В апреле 1910г. военкомат г. Линца возжелал увидеть будущего солдата по имени Adolf Hietler (в то время единообразного написания фамилии будущего диктатора не существовало, что и сыграло решающую роль в этой истории). В стране был перебор призывников, поэтому от службы освобождали по малейшим медицинским противопоказаниям вроде плоскостопия или «общей слабости», да и годный к службе юноша мог запросто попасть в «резерв». Гитлер, не слишком любивший Габсбургов за излишний интернационализм, на призыв военкомата не откликнулся. В его личном деле появилась запись «Не явился без объяснения причин». В 1911 и 1912 годах история повторилась. В промежутке военкомат вел вялые розыски. Он направил запрос по последнему известному линцскому адресу Гитлера и выяснил, что мать призывника умерла в конце 1907 г., а других родственников по данному адресу не проживает. Следующий запрос послали в Браунау и получили ответ, что никакой Adolf Hietler там отродясь не бывал, зато 20.04.1889 родился некий Adolf Hitler. Так как работники военкомата не были склонны к глубоким размышлениям дедуктивного толка, они не придали этому «зато» значения, и оно кануло в бюрократическую пучину. В Вене, где Гитлер обретался с 1907 г., его никто и не думал искать. При этом он был официально зарегистрирован с весны 1910 г. в 20-м венском округе, но (нюанс! нюанс!) как Adolf Hittler. Военкомат же с завидным упорством продолжал разыскивать по городам и весям Hietler-а. За уклонение от призыва, к слову, по тогдашним законам светил двухмесячный арест и штраф до 600 крон.
Сам Гитлер позже излагал свою версию этой истории. Якобы он явился в военкомат в феврале 1910г. (что-то рановато), но в Вене! Подал прошение быть призванным не по месту приписки, а по месту нынешнего проживания, оплатил соответствующий сбор и больше ничего от военкомата не слышал. Гипотетическое прошение исчезло бесследно: до Линца оно не дошло.
В 1912 г., после того как Гитлер третий год подряд не явился на призыв, он был официально объявлен дезертиром. Что его не очень беспокоило, по крайней мере до того момента, пока он годом позже не решил перебраться в Мюнхен. Безалаберная империя Габсбургов все-таки соорудила одну ловушку для неправедных сынов: для выезда за границу нужен был военный билет. Попытка же нелегального перехода границы обходилась дороже, чем дезертирство: год тюрьмы и 2000 крон штрафа. Гитлер, однако, оказался не лыком шит: растворившись в венских туманах, он через пару дней сконденсировался в туманах мюнхенских, где, к слову, объявил себя человеком без гражданства.
Тем временем мужественную борьбу с орфографией продолжал уже не военкомат Линца, а полиция. Чиновник Цаунер сперва заключил, что «Адольф Гитлер (все еще Hietler!) представляется ни здесь ни по месту рождения не находящимся, его пребывание в иных краях установить не представляется возможным», но не сдался. Он вышел на след тети дезертира, но увы, та уже умерла. Затем он нашел его бывшего опекуна, от того получил адрес сестер Гитлера, в беседе с ними, наконец, услышал: «Вена!». В Вену был послан запрос (впервые рассматривались альтернативные написания фамилии!), после чего беглец был обнаружен в 20-м округе, точнее, не сам беглец, а неяркий след оного: «убыл 24.05.1913 в неизвестном направлении. С тех пор нигде на учет не встал» И все же товарищи по общежитию выдали тайну: «... переехал в Мюнхен».
Полиция Линца послала дружеский запрос мюнхенским коллегам и 18 января 1914 г. Гитлер был разбужен в своей съемной квартире на Шляйсхаймерштрассе неумолимой повесткой: явиться в Линц на следующий же день! Вместо Линца Гитлер, однако, рванул в австрийское консульство с письмом, в котором обрисовал душераздирающую картину своих невзгод. Он оправдывался тем, что не активно уклонялся от призыва, а лишь бездействовал и то лишь потому, что жизнь его была полна горечи и безысходности. Цитата: «Два года у меня не было других товарищей кроме нужды и заботы и другого спутника кроме неутолимого голода». Объем письма: 7 страниц. Между строк: намеки на неизлечимую болезнь.
Страдания юноши поразили консула в самое сердце, и тот отказался от принудительной высылки его в Австрию. Да и запоздалую медкомиссию бывшему дезертиру, а теперь опять призывнику, по его просьбе устроили не в Линце, а в более близком Зальцбурге. 5 февраля 1914г. врачи заключили: «Не годен ни к военной, ни к вспомогательной службе, слишком слаб. Не подлежит призыву».
Полугодом позже неизлечимо больной Гитлер вступил добровольцем в баварский пехотный полк.

источник