January 23rd, 2010

l

служба утерянных цитат 3 (2)

начало
о цензуре
Гугльбукс - гениальная штука, но в плане точности все еще не аптека. То есть зная, что "День второй" впервые издали в Париже в 1933 г. и прочитав здесь: "Второе издание, 1934 г." я сделал логический вывод, что это - первое советское издание. Гугль ошибся, ошибся и я: в действительности это не второе, а самое первое, т.е. парижское, издание.
Вряд ли книга могла выйти в Москве "в количестве четырехсот нумерованных экземпляров", а на парижском издании, которое я просматривал в местной библиотеке, именно такая надпись присутствует.

В таком раскладе всё встает на свои места. В парижском издании злополучная фраза была. Советское долго мариновалось, уважаемый lucas_v_leyden любезно привел несколько цитат из писем Эренбурга того времени:
«Жду с нетерпением ответа касательно романа» (29.4.33), «Усиленно жду известий о романе» (11.5.1933), «О романе. Жду все так же мучительно новостей. Писал ЛМ <Кагановичу>. Ответа нет. Говорил ли Бабель с Горьким? Я не могу понять, о каких «поправках» пишет Савранский» (21.9.1933). «О романе: жду не дождусь гранок. <…> Договора я тоже не получил. Получил список купюр. Они не страшны. В трех местах необходимы некоторые изменения, чтобы связать фразы. Посылаю их Вам на отдельном листке и прошу Вас их занести либо в рукопись, либо в корректуру».

По всей видимости, одной из упомянутых купюр и стала фраза, которую Конквест позже сделал знаменитой. Подробная сверка парижского и советского изданий мне не по силам, замечу только, что логика цензоров порой кажется вещью в себе. Например, исчез такой сравнительно безобидный кусок:
"Среди пригородных лачуг по ночам шлялся человек в лохмотьях. Он кричал как птица. Это был адвокат Сташевский. Он дважды сидел в тюрьме и лишился рассудка."
Загадочным образом в собрании сочинений 1991 г. он восстановлен.
Текст продолжал видоизменяться и позже. К примеру, в довоенных изданиях: Блок во что бы то ни стало хотел услышать музыку революции. Услышав ее, он умолк. Ему повезло: он вовремя умер. Другие еще живут.
В издании 1954 г.: Блок во что бы то ни стало хотел услышать «музыку революции». Услышав ее, он умолк. Другие еще живут.
В издании 1962 г.:Блок во что бы то ни стало хотел услышать «музыку революции». Услышав ее, он умолк. Он умер. Другие еще живут.
Наконец, в издании 1991 г. снова первоначальный вариант.

Или вот еще одна трансформация.
Довоенные издания: [Революция] золотила купола Кремля и она уничтожала соборы Углича.
1954 г.: фраза вычеркнута.
1962 г. фраза вернулась в редакции:Collapse )
Collapse )