September 25th, 2010

l

три письма и один ответ


1. Файт Харлан – Лиону Фейхтвангеру, 12.12.47

Уважаемый господин Лион Фейхтвангер1.
Вы опубликовали в газете «Вельтбюне» открытое письмо, адресованное семи берлинским актерам, участвовавшим в постановке фильма «Еврей Зюсс»2. Так как письмо обращено в том числе и ко мне, надеюсь, что прославленная свобода прессы позволит мне ответить.
С моей точки зрения. в Вашем письме вы исходите из множества ложных предпосылок. Так и должно быть: ведь Вы писали в 1941-м, находясь в Америке, о событиях в Германии, поэтому вы не могли знать того, что мы за последние семь лет узнали о национал-социалистическом режиме.
Вы написали Ваши знаменитые роман и пьесу «Еврей Зюсс», Конрад Фейдт3 экранизировал их в Англии. Небывалая популярность этих литературных произведений, которые успешно оправдывали человека преступного, конечно, побудила Геббельса к действиям. Геббельс не был бы Геббельсом, если бы он упустил пропагандистский мотив, который сам шел к нему в руки. Необходимо заметить, что Ваша книга тоже является пропагандой и во имя таковой пытается обелить преступника лишь потому, что он был евреем. Даже если Ваши устремления были благородны, а устремления Геббельса злонамерены, неправда все же остается неправдой – и она послужила толчком к созданию фильма «Еврей Зюсс», к чему немецкие актеры ни в коем разе не стремились.

Вы пишете, что еврей Зюсс4 был, «что нам всем известно, великим человеком, чью историю мы вывернули ровно наизнанку».
Кем был еврей Зюсс, рассказывают нам Вильгельм Гауф и известная книга «Величайшие воры мировой истории». Обе книги не являются антисемитскими. Энциклопедии Брокгауза и Майера (издание 1899 года) также предпочитают научно обоснованные факты политическим ярлыкам. В первой написано «... Зюсс использовал свое положение для шантажа, преследований, присвоения пожертвований, торговли чиновничьими постами и т.д. Он был осужден за государственную измену и повешен.» В второй: «печально известный вюртембергский политический деятель, приказавший отчеканить 11 миллионов гульденой фальшивых денег, продаваший за крупные суммы привилегии и повешенный как государственный преступник в специальной клетке».
О «великом человеке» ни слова.
Если бы Вы написали роман о Мендельсоне, Гейне, Бёрне, об Эйнштейне или Ратенау или об ином исполине, которого еврейская культура подарила миру, если бы Вы написали о Моисее или евреях, давших миру Библию, Геббельсу пришлось бы молчать или пытаться затмить заслуженную иудейскую славу. Но Вы прославили биографию еврея, которая вызывает у любого антисемита желание ее растоптать. Антисемиты явились, а нам не хватило сил их сдержать. То, что все актеры любыми средствами противились нажиму (хотя бы из эгоизма, как Вы в Вашем письме абсолютно правильно подмечаете), Вы осмеиваете, используя подозрения и ложные посылки, которые в 1941 г. были, быть может, приемлемы, но сегодня неоправданы. Сегодня – когда ужасная эволюция нацистской власти и ее безудержное стремление убивать известны до непригляднейших деталей – не стоит столь неуважительно сбрасывать со счетов сопротивление, которое оказывали артисты.
Collapse )