October 25th, 2010

l

кабуки в москве

Москва, 19 августа 1928 г.
Уважаемый Иван Михайлович!1
Вчера труппа закончила гастроли в Москве2 и уехала в Ленинград. Оттуда они вернутся 27-го и тогда вырешится из дальнейший маршрут, т.е. поедут ли они на гастроли в Европу или поедет туда только головка осматривать, а остальные назад в Японию.
На этом остановлюсь далее. Пока же, хоть и с большим запозданием хочу вкратце информировать Вас о нашем путешествии и пребывании в Москве... Буду объективной и буду говорить, главным образом, о наших ляпсусах, а их было не один.

В Цуруге мы сели на пароход с торжественными проводами и т.д. Ягрин со своей стороны сделал все, что нужно, и все было в порядке. На другое утро началась качка, тянувшаяся до самого Владивостока. Почти все слегли. Особенно страдали Сйоцио и жена Садандзи. Конечно, говорилось о том, что лучше было ехать через Корею и т.д. Утром перед Владивостоком все поднялись измученные и больные с единственным желанием - с парохода немедленно переехать в гостиницу, где и отдохнуть, принять ванны и отлежаться до вечера.
На пристани ожидала торжественная встреча РАБИСа3 и властей. На катере приехали заранее журналисты и несколько рабисовцев, от исполкома и др. По совпадению в это утро приехавший из центра военный летчик летал над бухтой и его аэроплан был отнесен актерами также к числу аксессуаров встречи. я их не разочаровывала. В весьма приподнятом настроении мы пристали к берегу. На пароход появился т. Гейцман4 и тут-то и произошла очень неприятная заминка. Оказалось, что они вовсе не рассчитывали перевозить артистов в отель. Комнат не было заказано, да фактически и не было приличных комнат во влад. «отелях». Везде ремонт, даже бани закрыты и т.д. По их плану к пристани должен был подойти состав под вещи, а гостей думали покатать по городу и затем взять на банкет РАБИСа.
Collapse )
l

стаханов и генералы

из опыта докладов для вермахта

Во время доклада "Введение в большевистское кино" перед приблизительно 160 генералами 20 июня
[1944 года] в Зонтхофене сделаны следующие единичные наблюдения:
1) Битва на льду Чудского озера в 1242 г. была названа лишь эпизодом мировой истории, так как она не имела эпохального значения. Часть слушателей возражала, что для эпизода это было довольно чувствительное поражение. Очевидно, большевики, которые постоянно говорят про эту битву, добились того, что она и с нашей стороны уже воспринимается значительнее, чем была на самом деле. Некоторые участники объясняли недопонимание тем, что слово "эпизод" употреблялось в одном из предыдущих докладов того же дня в ином значении и вызвало определенную дискуссию.
2) Констатация того, что женщины в России носят преимущественно серые однотонные мешковатые одеяния (исключая крупные города) вызвало возражения части слушателей. Один майор из ОКВ объяснил мне следующим утром, что эти господа ничего не видели кроме бивуаков или прибыли в эти районы через некоторое время после занятия их немецкими войсками, когда снова появились разноцветные платья и косынки. Сразу после взятия этих районов майор тоже не видел ничего иного кроме серых мешковатых одеяний.
3) После упоминания работы по-стахановски некоторые присутствующие спросили, что это значит? Слова "Стаханов" они не знали. При том все слушатели уже бывали на востоке.

Доклад и последовавшие за ним дискуссии создали впечатление , что у слушателей нет общего суждения о большевизме, что многие слушатели не способны объединить множество противоречий советской жизни в единую картину. Так как наша работа создает такую единую картину, кажется срочно необходимым довести эту картину до широких кругов через печать и выступления.

Красной нитью должно проходить: все, что исходит от большевизма - в корне своем плохо и отвратительно. Особенно так называемым достижениям большевизма следует дать отпор. С другой стороны, мы должны знать, в чем большевизм силен, каковы его ценности и помощь каких человеческих и экономических факторов он использует.

Объективность в представлении большевизма - неуместна, разве что речь идет об объективности формы как способа представления. Объективности содержания во время войны и битвы мировоззрений не может быть, иной подход означает слабость убеждений или характера.

Для обучающих докладов следует рекомендовать четкие и однозначные формулировки, равно как повторение или обобщение ключевых мыслей в точно сформулированных тезисах. Это особенно важно для вермахта, который привык к лаконичному и точному языку. Конечно, чтобы звучать убедительно такие тезисы должны быть проработаны и аргументированы.


Документы "Оперативного штаба рейхсляйтера Розенберга", NS 30/18, Bl.236-237