November 13th, 2010

l

deus ex muro


Шарлатан.
На смерть Требича-Линкольна.

От нашего корреспондента
ty, Шанхай, начало ноября

В начале октября этого года во время операции на кишечнике в одной из шанхайских больниц умер человек, чье имя или, вернее, имена, так как у него их было немало за последние 25 лет не раз мелькало в секретных документах многих правительств Европы, Америки и Азии. Игнаций Тимоти Требич, он же Требич-Линкольн (последнее имя он принял, так как почитал великого американского государственного мужа), он же Лампрехт Траутвайн, он же Герман Ру, он же Лео Тандлер и проч и проч, и наконец аббат Чао Кунг – начал свою богатую приключениями жизнь более чем 60 лет назад в деревне под Будапештом. Родители видели его будущим раввином, но он стал пресвитерианским миссионером и был позже возведен архиепископом Кентерберийским в сан англиканского курата. В 1910 году он был избран в британский парламент, за чем, быстро сменяя друга, последовали различнейшие политические, религиозные, торговые и преступные деяния. Интриган на Балканах, продавец нефти, участник неудавшегося капповского путча, буддистский монах на Цейлоне, советник китайских военачальников и наконец, буддистский аббат – вот лишь некоторые эпизоды его бурной жизни, подчас бывавшей довольно мрачной. К примеру, когда его сын был приговорен в Англии к смертной казни за убийство, Требич поспешил из своего цейлонского монастыря, чтобы попрощаться с ним – но не успел.

Имя Требича как и Лоуренса связывали со многими политическими интригами прошедших десятилетий. Но хотя он, вечно не знающий покоя еврей, и путешествовал между Азией, Европой и Америкой, за этими путешествиями стояли не большие политические планы, а финансовые трудности и страсть к перемене мест. Шанхай, «родина людей без родины, небеса изгнанников, рай авантюристов» стал его пристанищем последних лет. Ни одна другая страна не хотела его принимать. Либо его высылали, либо ему отказывали в визе.

Требич привычно выделялся в космополитической толпе обычных шанхайских жителей. Он был одет в свою буддистскую робу. Несмотря на европейские черты лица, он казался и китайцем, и иностранцем сразу. Впервые я встретил его в толкотне шанхайской улицы Bubbling-Well полтора года назад. Я не знал тогда, кто он такой, но запомнил его не столько из-за эксцентричного одеяния, сколько из-за гипнотизирующих глаз, бритой головы, седой бороды и непропорционально больших ушей.

Перед началом войны, он, видимо, терзаемый ностальгией, запросил у венгерского правительства разрешения вернуться на родину, как «старик, который хочет окончить свои дни в деревне, в которой родился». По всей видимости, Будапешт не пошел ему навстречу, и Требичу пришлось продолжать свою деятельность из Шанхая. 1 сентября 1939 г. он показал себя очень плохим пророком, заявив, что европейской войны не будет, так как он вмешается в ход событий «способом, который взбудоражит умы». После «предложения о мире», сделанного Рузвельтом, Требич написал открытое письмо американскому президенту, в котором обвинил его: «Вы не умиротворитель, вы – поджигатель войны». Позже он заявил о своей готовности отправиться в Вашингтон, чтобы «как посланник буддийской религии дискутировать о мирном урегулировании». В конце 1939-го он потребовал от правительств Англии, Франции, Германии и СССР подать в отставку и тем самым сделать первый шаг к «конференции по заключению мира. В противном случае тибетские буддистские владыки без предубеждений, предупреждений и безо всякой милости пробудят такие могущественные силы, само существование которых вам неведомо и против которых вы окажетесь бессильны»
Collapse )