April 14th, 2011

l

от невротических страхов к духу крестового похода

В самом начале 50-х, когда руководителям США стало ясно, что холодная война будет в том числе (или даже в большой степени) войной психологической, был основан специальный комитет под названием Psychological Strategy Board (PSB, совет психологической стратегии). Его возглавил бывший министр армии США Гордон Грэй, а вошли в него адмирал Лесли Стивенс, профессор Йельского университета Фредрик Баргхоорн, геофизик Палмер Патнэм, журналист Уоллас Кэрролл, подполковник Тобиас Филбин и вице-президент компании Форд Уильям Кеннеди. Из-под пера последнего 5 ноября 1951 г. вышел примечательный документ, озаглавленный "Suggestions for a Program for Psychological Strategy" (предложения по программе психологической стратегии). Желающие могут полностью (не считая лакун, сделанных при рассекречивании) прочитать его по-английски (1, 2, 3, 4, 5, 6), я же переведу лишь один из шести пунктов программы Кеннеди:

4. Продвигайте власовскую легенду!
На основе одного исчерпывающего отчета я увидел, что история Власова и нынешняя богатая возможностями ситуация среди его адептов почти слишком хороши, чтобы быть правдой. В ней есть все задатки для того, чтобы стать психологической атомной бомбой, и мне представляется ключевым фактором, что мы возьмем развитие легенды под свой контроль так быстро, как только возможно, а также предпримем шаги, чтобы она оказалась встроенной в переработанную программу, совместимой с нашими идеалами и противостоящей коммунистическим реалиям. Ее большое преимущество в русском происхождении и определенности. Продвигая ее, мы не попадаем в положение, когда мы всучиваем американскую доктрину не расположенной к ней России. Ведь мы, подталкивая штыками, погнали Власова и еще миллион протестовавших русских, видевших в нем свою последнюю отчаянную надежду на спасение, прямо на заклание большевикам. Строго говоря, мы, заносчивые янки, опускаемся на колени и каемся за величайшее преступление против человечности в нашей национальной истории, и мы стараемся сделать все, чтобы загладить вину. Факт, что нас обманом поставили в это положение в Ялте не умаляет стыда, который нами движет, а лишь добавляет к нему элемент гнева.

Что касается программы, связанной с легендой: четырнадцать пунктов Власова приемлемы в том виде, в котором они есть, как и многие части его плана. В отношении остального, мы должны честно признать, что он как узник большевиков, а впоследствии узник нацистов, не имел возможности ознакомиться с современными этапами эволюции свободных обществ. Его адепты должны представить модернизированную программу. Сейчас они представлены СБОНРом и, возможно, АЦОДНР и НТС. Всем этим организациям, в целом, недостает сильного лидера и средств – идеально гибкие структуры, в которые мы, не теряя времени, должны внедриться как патроны и советчики.

Сама легенда – отдельно от программы – готовое сырье для общемирового проекта, и мы знаем как его осуществить. К счастью, управлять легендой гораздо проще чем живым прототипом. Власов должен быть на Бродвее, в Голливуде, во множестве наших журналов и газет. Большой масштаб и объем огласки должен найти щели в Железном Занавесе, и если большевики захотят подискутировать или будут втянуты в спор на основе какой-нибудь главы из жизни Власова, пускай они этим занимаются. Это именно то поле, на котором мы хотим вести дискуссии, не на нашей территории.
Collapse )
Мы вполне можем найти во Власове психологический трамплин, благодаря которому нам удастся переметнуться из защиты в нападение, от невротических страхов к духу крестового похода, причем враг совершит обратное перемещение. В любом случае это великолепное сырье для мощного психологического маневра.