August 23rd, 2011

l

deus ex televisia

В Германии жарко, даже ночью температура не сильно падает.
Вот и работники госканала ZDF несколько перегрелись.



Надпись сверху: Ливия: сын Каддафи все же на свободе.
Подпись снизу: хотя в Ливии еще идут единичные тяжелые бои, можно говорить о конце эры Каддафи. Пока мятежники празднуют, на заднем плане идет работа по переходу к демократии.

Как человек аполитичный, но не чуждый, однако, просмотру вечерних новостей за стаканчиком вина, замечу, что, хотя слепые люди являются полноправными членами общества, но назначение их репортерами, отправление в горячие точки, например, в Триполи и включение их репортажей в вечерние новости представляется мне избыточной политкорректностью.
l

горы подлинных документов

Надо сказать, что обращение к российской исторической публицистике в ее экстремальных изводах каждый раз вызывает у меня столь сильный культурный некультурный шок, что я застываю перед монитором, лупаю глазами и повторяю только: "Вот же [трехэтажная конструкция, в которой основная семантическая нагрузка возложена на незабудки, лютики и буровой аппарат ПБУ-2]". Поэтому я стараюсь не злоупотреблять. Но вот сегодня опять не сдержался и прочитал:

Текст секретного протокола к договору о ненападении между СССР и Германией - безусловная фальшивка. Чтобы это определить, его можно и не читать.
Во-первых. Когда пишутся секретные документы, то тот, кто их пишет, знает, что документ секретный, поэтому начинает его писать с того, что в правом верхнем углу еще чистого листа бумаги пишет гриф секретности, к примеру: "Для служебного пользования" или "Совершенно секретно". После этого начинает писать название документа, и ему нет никакой необходимости упоминать в названии слово "секретный". Можете просмотреть горы подлинных документов, и ни в одном не найдете упоминание секретности в названии.


Здесь все прекрасно: и лежащая по ту сторону катарсиса формула "чтобы определить, можно не читать" и уровень аргументации, требующий от адептов плотно закрыть глаза. Иначе ведь глянешь налево, а там "Секретный протокол между Россией и Германией по балтийскому вопросу. С.-Петербург 16/29 октября 1907 г." ("Сборник договоров России с другими государствами, 1856 - 1917", 1952). Глянешь направо, а там телеграмма Молотова от 17.07.39, начинающаяся словами "Сегодня послы заявили, что они не настаивают на включении в секретный протокол Швейцарии, Голландии и Люксембурга, ограничиваясь перечислением известных восьми стран." ("СССР: в борьбе за мир накануне второй мировой войны", 1971).

Но чу! В 2009 г. был выпущен 1000-страничный том "Смысл Великой Победы: коллективная монография". Среди авторов С.П.Капица, В.А.Садовничий и
Александр Семенович Каптороссийский и украинский учёный, социолог и политолог, дипломат, журналист, политический и государственный деятель, кандидат философских наук (1967), доктор философских наук (1985). В настоящее время — заведующий Международной кафедрой ЮНЕСКО при Институте социально-политических исследований Российской академии наук, вице-президент Академии социальных наук, член президиума Академии политической науки, председатель экспертного совета ВАК по политологии, председатель Совета по защите докторских диссертаций при ИСПИ РАН и протчая, и протчая...

И что пишет Александр Семенович о смысле Великой Победы? А вот что:
Весьма интересные наблюдения на этот счёт можно найти в специальном исследовании этой проблемы Ю. Мухина. Он обратил внимание на то, что когда пишутся секретные документы, то тот, кто их пишет, знает, что документ секретный, поэтому начинает его писать с того, что в правом верхнем углу ещё чистого листа бумаги пишет гриф секретности, к примеру: «Для служебного пользования» или «Совершенно секретно». После этого он начинает писать название документа, и ему нет никакой необходимости упоминать в названии слово «секретный». Поэтому, считает Ю. Мухин, можно просмотреть горы подлинных документов, но ни в одном не найти упоминания секретности в названии...

Доктор наук! Председатель экспертного совета! Ё[натуралистическое описание противоестественного акта с лишенными волосяного покрова костями, образующими твёрдую основу головы].