February 16th, 2012

l

хохол - село колхозное

Обратимся теперь к раннему творчеству М.А.Зыкова.
Оказывается, еще в 1997г. Элла Максимова напечатала в "Известиях" довольно содержательную статью о нем (1, 2). Большей частью там обсуждается все та же ложная версия про Цезаря В., но последняя главка заслуживает цитирования:

Старший научный сотрудник Публичной библиотеки Нина Антоновна Зубкова, узнав о цели моих разысканий, вдруг невзначай заметила: в каталоге, который она проверила, стоит карточка с фамилией Зыков. Да-да, именно Мелетий Александрович.
Как это? Значит, Зыков - реальное лицо?
Назавтра я держала в руках сочиненные им в 1930-1931 годах, напечатанные издательством воронежской газеты "Коммуна" жиденькие брошюрки на сельскохозяйственные темы "Хохол - село колхозное", "Возглавить новый подъем колхозного движения". Что стиль, что содержание - не оторваться. "Отлив из колхозов происходил не в результате неправильной линии партии, а вследствие прямого извращения партийных директив. А кулак в это время прямо провоцировал перегибы." Ну не соединяется этот убогий Зыков с тем - публицистом, аналитиком. На каком поле брани, в каком лагере подобрал один имя другого, по всей видимости погибшего.
И тут в Подольске в архиве Министерства обороны обнаруживается карточка на М.А.Зыкова. Родился в 1901 году в Днепропетровске, призван в Красную Армию из Москвы, жена Н.Д.Малькова проживает на улице Карла Маркса, дом 22, квартира 158
[правильно: 58 - ИП] В 1942-м он пропал без вести.

Дальше обвально стали собираться и неожиданным образом совпадать подробности, которые из чужих документов едва ли почерпнешь. Дочь Бубнова после ареста отца укрывалась у тетки на улице Карла Маркса. Дом номер 22 в 30-е годы выстроила для своих сотрудников Библиотека имени Ленина, там работала жена Бубнова, а в 60-е годы некая молодая женщина с той же фамилией Малькова. И наконец последнее сообщение нашего корреспондента Е.Бовкуна: жену Зыкова звали Наташа. В старой домовой книге значится Наталья Давыдовна Малькова, художник-шелкограф, скончавшаяся - ирония судьбы - 5 марта 1953 года, в день смерти Сталина.
Все говорит за то, что Мелетий Зыков и был настоящим Мелетием Зыковым, скрывавшимся под своим же именем (мы нашли продукцию Зыкова и в "Известиях"). Не для того ли чтобы спасти ближних? Судя по всему, это удалось.


Логика последнего абзаца труднопостижима, но в целом Э.Максимова уже в 1998г. практически "закрыла тему". Увы, газеты тогда еще не оцифровывались, а подшивки никто не читает. С развитием интернета версия про Цезаря В. пошла снова гулять как ни в чем не бывало.

Несколько комментариев к статье Э.Максимовой. Действительно, в каталоге РНБ находятся три брошюры авторства М.А.Зыкова
Collapse )
Отметим, что разнобой с написанием имени начался уже в официальных документах. Автором брошюр является Мелентий Зыков, пропал без вести Милетий Зыков, а разыскивается Милентий Зыков (Э.Максимова использует при этом четвертый вариант - Мелетий).
В архиве "Известий" я нашел лишь одну статью, подписанную "М.Зыков", в номере за 10.02.1931. Что автором ее является "наш" Зыков, очевидно, тема и место действия (Урал) фактически те же, что в первой из брошюр выше.
Collapse )
Язык действительно суконный, с Э.Максимовой нельзя не согласиться. Напомню, что по собственному рассказу, Зыков был в "Известиях" "одним из заместителей Бухарина". Но Бухарин пришел в газету лишь в 1934-м. Я не нашел ни одной статьи, подписанной Зыковым, в подшивках за 1934-37 г.г. Можно осторожно предположить, что масштаб своей работы в "Известиях" Зыков несколько преувеличил, возможно, в том числе чтобы легче было представить себя жертвой репрессий.

Под тем же углом, видимо, следует рассматривать и другую автобиографическую подробность - родство Зыкова с наркомом просвещения Бубновым. Дочь Бубнова звали вовсе не Наталья Давыдовна, а Елена Андреевна, на момент начала войны ей было меньше 20 лет, а замуж она вышла за своего одноклассника Сулимова (но это другая история). Бубновы жили в Ермолаевском пер.

Oтметим тем не менее, что из трех репрессированных со Старой Басманной, 22, двое являются работниками управления школ Наркомпроса. Возможно, жена Зыкова действительно была дочкой или родственницей какого-то сотрудника этого наркомата.