April 10th, 2012

l

сумрачный мингрельский гений

В сборнике "Политбюро и дело Берия" ("Кучково поле", 2012)
Collapse )
опубликован следующий любопытный документ

Протокол допроса
1953 года августа 21 дня следователь по важнейшим делам Прокуратуры СССР Цареградский допросил в качестве свидетеля Беришвили Шалву Несторовича,
который будучи предупрежден об уголовной ответственности за дачу ложных показаний, дал следующие показания:

[...] Свои показания я хочу дополнить тем, что в начале 1940г. в одном из писем Ной Жордания писал мне, что Харитон Шавишвили, проживающий в г. Женеве, в Швейцарии, тоже пронюхал о том, что союзники желали бы очень устроить переворот в правительстве в Советском Союзе. Вот все, что было сказано по данному вопросу в этом письме.
Должен сказать, что Харитон Шавишвили являлся представителем пресс-бюро меньшевиков в Швейцарии, где он живет с 1905 года и имеет очень большие связи с дипломатическими кругами и разведками. Он всегда располагал большой инфориацией по всем вопросам политики.

Несмотря на приказание Ноя Жордания держать в большом секрете дело о намерении союзников в отношении совершения переворота в Советском Союзе, я написал письмо Шавишвили. В нем я спрашивал Шавишвили, известно ли что-либо ему по этому вопросу. Он не замедлил мне ответом и написал, что очень удивлен, откуда мне это известно, поскольку я находился в Турции. Далее сообщал, что ему о стремлении союзников устроить внутренний переворот в правительстве в Москве стало известно еще в октябре месяце 1939 года и что якобы союзники метят в диктаторы нашего соотечественника Лаврентия. Шавишвили также написал, что по этому вопросу какие-то нити тянутся сюда, т.е. в Швейцарию, из Берлина от Деканозова. Шавишвили предупреждал меня держать все это в особом секрете.

ВОПРОС: Скажите, вы были лично и хорошо знакомы с Шавишвили?
ОТВЕТ: Он очень близкий мой знакомый. Я у него бывал в Женеве неоднократно, а он, когда приезжал в Париж, то останавливался у меня. У Шавишвили есть жена (инвалидка) и одни сын Михаил, который тоже часто жил у меня в Париже. Письмо Ноя Жордания и письмо Шавишвили по изложенному мной вопросу находятся в Стамбуле, в моих бумагах на хранении у гречанки — моей близкой знакомой Марианти Емануилидис-Пастелос, которая живет в собственном доме на улице Абидей Хуриет Джадеси N48 (Стамбул - Шишли). Об этом знает и мой отчим Симон Гогитаури, проживающий в Стамбуле, в доме около грузинского монастыря. Дом этот принадлежит монастырю, находится он по адресу: ул. Джавези № 1315.
[...]
ВОПРОС: Скажите, ваше осуждение к лишению свободы, когда вы вторично в 1942 году нелегально перешли советскую границу*, не отражается на безусловно правдивости ваших показаний.
ОТВЕТ: Категорически заявляю, у меня никаких личных счетов ни с кем нет, у меня нет оснований клеветать на людей, тем более, что я действительно нелегально перешел границу, хотя сам явился к пограничникам [...]
Я хочу добавить, что все мингрельцы во главе с Гегечкори и Кедия (от меньшевиков и до фашистов) создавали особый культ величия Берия, считая его самым большим человеком в Советском Союзе, и всячески превозносили его и способствовали распространению среди иностранцев такого мнения. Они все утверждали, что приемником Сталина И.В. обязательно будет Берия. Это я все сам слышал много раз от них, а также слышал это от турецких политических деятелей. Как бы мингрельцы, меньшевики и фашисты не ругали советскую власть, они это никогда не делали в отношении Берия. Они считали его гением.


*) - любопытно сравнить с гарвардским интервью М.Кедия:
В 1941-м один из моих друзей, Беришвили, негласно пробрался в Грузию, пока я был в Турции. Благодаря этой и последующим подобным операциям, которые приносили немцам ценную информацию, я приобрел солидную репутацию в глазах абвера и пр. В конце 1942-го я (с одобрения Грефе) снова отправил Беришвили в Грузию и предложил Берии провозгласить независимость Грузии, которую немцы гарантировали бы, равно как и личную безопасность Берии. В качестве страховки я предложил лично перейти границу для встречи с Берией и стать своего рода заложником, если дело зайдет достаточно далеко. Мы выбрали Берию, потому что время от времени слышали от военнопленных, что грузинские патриоты его высоко ценят. Грефе за кулисами дал гарантии осуществления проекта. Но мы так и не получили ответа.

Еще более интересно пересечение рассказа Беришвили о Харитоне Шавишвили с историей про сообщение агентства "Гавас". Безусловно, существует временное совпадение ("в октябре месяце 1939 года") и прямым текстом назван канал ("какие-то нити тянутся сюда, т.е. в Швейцарию, из Берлина от Деканозова"). Тут Беришвили неточен: Деканозов стал послом в Берлине лишь годом позже, в ноябре 1940-го, но теоретически канал мог существовать и до этого.
Напомню, что Поль Дю Боше писал 6.11.1939 в Le Petit Parisien:
Некий живущий в Швейцарии иностранец тайными и непростыми обходными путями только что получил из самых надежных источников секретную информацию, которая совершенно по-новому освещает то, что можно назвать предысторией советско-германского соглашения.
Этот документ получен из Грузии, с родины Сталина, где можно найти информацию из первых рук о действиях русского диктатора, ставшего палачом своих собственных земляков.

В любом случае, интересный сюжетный поворот.