April 22nd, 2012

l

зыков в "социалистическом земледелии"

При обсуждении прошлой записи нам подсказали, что в архиве Б.Николаевского есть свидетельство о работе М.Зыкова в газете "Социалистическое земледелие" в 1932-33 г.г.
В недрах Баварской государственной библиотеки нашлось несколько подшивок "Социалистического земледелия": за 1 и 3 кварталы 1931-го, а также за 2 квартал 1932-го. Это ежедневная газета неохватного формата, полная заголовков в повелительном наклонении и психоделических иллюстраций вроде "Пионеры моют хряка-производителя".


И действительно, в нескольких номерах, хотя не за 1932-й, а за 1931-й год, обнаружились статьи М.Зыкова, в том числе одна под уже известным нам по "Коммуне" и "Ханты-Манси Шоп" псевдонимом РОМ. Отрывочность подшивки не позволяет точно реконструировать ситуацию, но, похоже, работа в "Социалистическом земледелии" была логическим продолжением работы Зыкова в "Коммуне", он выполнял функции корреспондента СЗ по Центрально-Черноземному округу. При этом как минимум до марта 1931-го года в "СЗ" из Воронежа писал другой сотрудник "Коммуны", Владимир Егин. И в апреле 1932-го у "СЗ" был уже другой корреспондент по ЦЧО. Возможно, сотрудничество Зыкова с СЗ было весьма коротким эпизодом.

Я обратил внимание на еще одно любопытное пересечение. Параллельно с Зыковым в газете публиковались очерки Бориса Губера и Глеба Глинки (составившие, вероятно, потом их совместную книгу "Эшелон опаздывает"). Оба входили в литературную группу "Перевал". Губер был репрессирован в 1937-м, а Глеб Глинка, литературовед и преподаватель литинститута, ушел на фронт в "писательской роте" в 1941-м и попал в плен.
Упоминания о пребывании Глинки в плену крайне скупы ("провёл годы до конца войны в немецком концентрационном лагере в Польше."), в своих многочисленных послевоенных публикациях сам он эту тему не затрагивает.
В этом контексте несколько странно выглядит появление имени Глинки в предисловии к книге М.Шатова "Библиография освободительного движения народов России в годы второй мировой войны" (1962). Автор при этом выражает благодарность "всем кто мог содействовать архивами, библиографическими материалами, указаниями и пр.содействием работе по составлению предлагаемой книги, в первую очередь, проф. Ф.А.Мозли, проф.А.Д.Далину, Л.Ф.Магеровскому, Иорген Торвальду, Б.И.Николаевскому, Г.А.Глинка...".
В статье В.Позднякова "Мелетий Александрович Зыков" присутствует такой пассаж:
Многие приписывают З[ыкову] не только социализм, но и марксизм... А. Казанцев уже обобщает и пишет: "3. и окружавшая его немногочисленная группа молодежи были правоверными и убежденными марксистами", сознательно набрасывая этим тень на редакционных сотрудников 3. — политических противников Казанцева.При чем Казанцев пишет явно тенденциозные вещи... Назвать марксистами и ленинцами Зыкова, Ковальчука, Самыгина, Глинку, Гаркушу, Ахминова, Духанина и др. мог только солидарист, старавшийся скомпрометировать их хотя бы задним числом за то, что они не разделяли взглядов НТС. Живые сотрудники редакции «Зари» могут сами постоять за себя, но 3. погиб... Восстановление исторической правды о нем — наша обязанность. (выделение мое - ИП)

Вопрос, пишет ли здесь Поздняков о Г.А.Глинке, требует дальнейшего уточнения. Тем более, что в биографии Глинки известная путаница уже имела место. Сотрудник (в дальнейшем главред) "Комсомольской правды" Б.Панкин так вспоминает об эпизоде, произошедшем в 1963г.:
Каплей, переполнившей чашу, была напечатанная в те же дни страница, полоса на газетном жаргоне, с рассказом о славном семействе Глинок, включая одного из поздних представителей династии, писателя и военного летчика Глеба Глинку, который, как считалось, геройски погиб в дни Отечественной войны.
После публикации полосы, встретившей самый живой отклик среди молодых наших читателей, я был уведомлен в том же отделе пропаганды ЦК КПСС, в довольно лаконичной манере, что в ЦК поступило письмо известного писателя-историка Льва Никулина, где он сообщал, что Глеб Глинка отнюдь не погиб, а находится во Франции, где ведет активную антисоветскую деятельность.
Поверят мне читатели или нет, но моей первой реакцией было чувство неловкости перед человеком, которого мы заживо похоронили. Моего казенного собеседника волновало совсем другое: газета, которую он по распределению обязанностей «курировал», сделала рекламу антисоветчику. Я попытался успокоить его, да и себя, сообщением о том, что имя Глеба Глинки фигурирует на мемориальной доске, которая вывешена на фасаде здания Союза писателей на улице Воровского.


Превращение Г.Глинки в военного летчика и рассказ о помещении его имени на мемориальную доску (дочь Г.Глинки Ирина в своих воспоминаниях о мемориальной доске не упоминает) спишем на слабость фактчекинга. Но отметим, что если бы Б.Панкин подобно Л.Никулину читал партийную прессу, то он бы не попал впросак. Еще в 1960г., т.е. за три года до публикации полосы в "Комсомолке" Лев Плоткин указал в книге "Партия и литература: из истории идейного развития советской литературы":
В 1954 году в Нью-Йорке вышла книга изменника родины, бежавшего в Америку, некоего Глеба Глинки, который именует себя бывшим перевальцем. Книга называется «На перевале». В этой книге Глеб Глинка пытается представить перевальцев борцами против советской власти. Нет сомнения, что сочинение Глинки преследует и явно провокационные цели. Но столь же несомненно, что деятельность некоторых руководителей «Перевала» в значительной степени обуславливалась неприятием советской действительности, и это не могло не сказаться самым роковым образом на творчестве участников группы.

Приложения.
1. М.Зыков, "Рижники", "Социалистическое земледелие", 09.07.1931
2. РОМ, "'Секрет' дежевки", "Социалистическое земледелие", 06.08.1931
3. М.Зыков, "В грохоте ришпаков", "Социалистическое земледелие", 06.08.1931
4. М.Зыков, "Уборка начинается - подготовка не завершена", "Социалистическое земледелие", 27.08.1931
5. Б.Губер, Г.Глинка, "История одной болезни", "Социалистическое земледелие", 09.08.1931
6 Б.Губер, Г.Глинка, "На бойком месте", "Социалистическое земледелие", 03.09.1931