June 25th, 2012

l

о пражском восстании и вокруг

Конечно, для понимания пражского эпизода важно учитывать, что Буняченко вообще изначально не был ставленником Власова, сам Власов видел на посту командира Первой дивизии вооруженных сил КОНР своего товарища по лагерю военнопленных Боярского. Ситуацию начала мая начальник управления безопасности КОНР Тензеров описывает так: "Власов встретился с Буняченко, и тут неожиданно проявились глубокие разногласия между ними. Власов до самого конца выступал против открытого разрыва с немцами, Буняченко, с другой стороны, заявил, что он как командир дивизии несет полную ответственность за ее действия и за личный состав и что Власов не более, чем гость в его штабе. Власов ответил не менее резко".

И дальше Тензеров продолжает: "Штаб РОА решил, что больше не связан с немцами обязательствами, и Первой дивизии дан приказ идти на Прагу. Сам Власов не принимал участия в совещании, он находился в нескольких километрах, лежал в постели с гриппом. Когда он узнал о принятом решении, он начал возражать, говоря, что выполнение подобного приказа невозможно, но мы ответили, что отзывать его уже поздно". По другому свидетельству, Власов в совещании участие принимал, но покинул его, увидев, что с его мнением не считаются, и дальше проявляется фаталистическая отстраненность и согласие с тем, как развиваются события.

В заключение, наверное, надо добавить, что эта повторная измена или переход Первой дивизии в открытое противостояние с немцами сразу после войны даже многими власовцами воспринималось весьма критически. Не зря тот же Тензеров в гарвардском интервью в поисках обоснований для этого перехода упоминает о некоем секретном приказе Гиммлера устранить всех лидеров РОА. Якобы Тензеров получил от своих агентов, которые у него были среди эсэсовцев, фотостат этого приказа. Но независимых свидетельств о существовании такого приказа мы не имеем, поэтому можно считать это лишь попыткой оправдаться.


Часть 1: Звук / Текст
Часть 2: Звук / Текст