July 23rd, 2012

l

письмо янины хешелес-альтманн

[дата от руки] 12.9.60
Янина Хешелес Альтманн
Гильбоаштр. 52
Хайфа, Израиль
Господину старшему прокурору д-ру Дрюгу,
Бонн

Уважаемый господин старший прокурор.

Я выяснила из публикации официального разъяснения Федеративной Республики Германии, которое 5.9.60 было воспроизведено в израильских газетах, что расследование дела против д-ра Теодора Оберлендера, бывшего министра по делам беженцев, прекращено, а именно что все обвинения против него признаны беспочвенными.

Вместе с тем мне известно, что д-р Оберлендер заочно признан виновным восточногерманским судом. Под влиянием такого развития "дела Оберлендера" ведомства Федеративной Республики Германии в свою очередь приняли решение начать расследование. Я надеялась, что д-р Оберлендер понесет заслуженное им наказание.

Насколько мне известно, из Израиля были приглашены различные свидетели. Я была свидетелем предварительной комиссии
[о событиях] 1.7.1941 во Львове. Поэтому я сочла правильным обратиться к Вам, господин старший прокурор, и выразить свою готовность выступить свидетелем по "делу Оберлендера". 5.7.60 я отправила Вам заказное письмо. К письму я приложила выписки из моего дневника, которые описывали погром. В моем распоряжении имеется подписанная Вами квитанция о получении письма. Однако по сей день Вы не сочли правильным или необходимым обратиться ко мне. Я делаю из этого вывод, что Вы не были заинтересованы в справедливом судебном процессе и сочли привлечение изобличающих доказательств излишним и обременительным.

Вашей задачей, господин старший прокурор, было, по всей видимости, выгородить упомянутого господина Оберлендера в качестве ответа на решение правовых органов ГДР, причем не только его, но и правительство, в котором господин Оберлендер занимал пост министра.

Позвольте мне, господин старший прокурор, заявить самый резкий протест.
Во время упомянутого погрома был убит мой отец (в тюрьме на Казимировской). Убийство было осуществлено информированными
[очевидно, описка, имелось в виду: униформированными] наемниками. И перед тюрьмами на Казимировской и Замарстынов я видела наемников в униформе подразделения Нахтигаль. Мимо этих тюрем я проходила в тот самый вышеназванный день, который я никогда не забуду.

Оберлендер виновен в смерти моего отца. Подразделение Нахтигаль под его командованием совершало убийства евреев.

С почтением,
Янина Хешелес Альтманн
[подпись]

N.S. Копии этого письма одновременно отправляются в немецкие и израильские газеты.

Машинопись, перевод мой.
Дневник Янины Хешелес-Альтманн можно прочитать здесь.