January 13th, 2013

l

еще раз об умолчании

Продолжая тему. Многие комментаторы как-то буквалистски восприняли мое предложение и стали объяснять, что на мемориальной доске слишком мало места, нельзя же туда всё запихнуть.
Но речь-то шла, конечно, не о тексте на доске, а о практике умолчания в биографиях исторических деятелей, сотрудничавших с нацистами.
Как раз под рукой есть другой пример. Поговорим теперь не о маленькой мемориальной доске, а о книге в 669 страниц: Нил Никандров "Иван Солоневич: народный монархист". (Москва, Алгоритм, 2007).
Безусловно заслуживающая уважения работа. Автор привлек большое количество источников, в том числе уникальных. Он старается быть объективным и не обходить острые углы, которыми биография Солоневича изобилует. За одним исключением.

Уже в предисловии автор сообщает: Солоневич никогда не брал денег у нацистов на финансирование своей политической и публицистической деятельности и, без всякого сомнения, не пытался "снискать их расположение" (стр.14).
В самой биографии коллизия описывается более подробно. Приехав в 1938 г. в Германию, Солоневич знакомится с Бискупским, главой управления российской эмиграции (прямая речь в цитатах на совести биографа): Прощаясь с Солоневичем Бискупский по собственной инициативе затронул тему получения немецких "дотаций" на ведение антисоветской работы. Генерал был категоричен: "В этом плане шансов у вас никаких. Попытайтесь обратиться в "Антикоминтерн". Если нужно будет, я вас порекомендую. Но в успехе я сомневаюсь. Мы здесь столько лет живем, но ни одного пфеннига на эти цели от немцев не получили." (стр.411). Затем о том, что "немцы - скупая нация" Солоневичу говорит Меллер-Закомельский (стр.412). Наконец, в "Антикоминтерне" Солоневичу намекают, что
"не следует слишком рассчитывать" на нацистов-филантропов: "Русские эмигранты раньше не раз пользовались германскими деньгами и злоупотребляли этим. Давали обещания и не выполняли их. Итог очевиден - немцы разочарованы в эмигрантах, отзываются о них с недоверием".
Иван на "филантропов" не рассчитывал принципиально, но отметил для себя, насколько часто в разговоре с ним затрагивался вопрос о "немецких субсидиях". Практически все лидеры русской эмиграции по собственной инициативе поднимали эту тему. Видимо, поток "даровых рейхсмарок", действительно, иссякал.
Солоневича пригласили "приобщиться" к работе "Антикоминтерна". Он обещал "подумать"
(стр. 418)

Такова история, рассказанная биографом. На стр.390 он цитирует отзывы о книгах Солоневича из дневника Геббельса. Таким образом, этот дневник как исторический источник ему известен. Тем не менее во всей книге нет ни слова о следующих записях в дневнике (перевод мой):
28.04.38 Солоневич побывал у Ханке. Произвел приятное впечатление. Хочет денег за свою антибольшевистскую работу. Не имею ничего против, такие люди могут нам пригодиться.
01.05.38 Даю Солоневичу субсидию в 30000 марок для его антибольшевистской газеты. Он работает хорошо.
29.05.38 Солоневич все же остается в Берлине. Его газета должна и дальше выходить в Софии. Я предоставляю для этого средства. В Берлине она нам не слишком нужна.


Почему их нет, по-человечески понять можно. Вся теория про Ивана Лукьяновича, который "никогда не брал денег у нацистов" идет натурально коту под хвост. Более того, под ударом оказывается и риторика самого Солоневича, потому что она вся построена на доверительности: сел Иван Лукьянович за письменный стол и пошел резать правду-матку крупными ломтями. И вдруг оказывается, что не всегда правду, не всегда матку, но иногда за чужой счет.
Далее: с "Антикоминтерном" Солоневич, конечно, сотрудничал, а не только "думал" об этом. Доказательством тому как публикации самого Солоневича в "Contrakomintern"e, так и использование Солоневичем антикоминтерновского материала, к примеру, публикация в "Нашей газете" русского перевода книги К.И.Альбрехта.

Можно отметить и явное изменение риторики Солоневича по отношению к евреям.
1937: Мистика антисемитизма для нас вредна. Она нужна Германии, но она не нужна нам... В оценке нашего прошлого, нашего настоящего и нашего будущего я никак не могу исходить из того предположения, что евреи сильнее нас. Ни в каком случае. Мы временно находимся в дыре. Русский белый штабс-капитан - наш эмигрантский миттельштанд - находится в дыре, менее глубокой и менее безвылазной, чем еврейский миттельштанд в России. Этому штабс-капитану совершенно необходимо знать живое соотношение живых сил в России. С лозунгом "Бей жидов" в Россию идти нельзя. Такой лозунг, конечно, ни в какой степени не означал бы "гибели России", но он означал бы затяжку нынешнего кабака. (отсюда)
1938: На всех наших путях – на всех решительно – нам придется бороться с еврейством. В нашей антибольшевицкой работе – с еврейством Кремля и Коминтерна и с еврейством мировой и нашей собственной печати, в которой за поэтическими "Андрей Седых" скрываются прозаические Цвибаки. В нашей национальной работе – с попытками всяких Рубинштейнов представлять наши интересы. В нашей культурной работе с попытками заменить свод законов – Талмудом и Марксом. В нашей экономической работе – с попытками захватить над нами власть, если не дубьем, так ружьем, если не сталинскими пулеметами, то ротшильдовскими франками. Здесь просто напросто ничего не поделаешь – придется...
На Палестину еврейство имеет такие же права, как Швеция на Петербург, как Англия на Нью-Йорк, как Польша на Берлин. В незапамятные времена пришли в обетованную страну, вырезали ее население, превратили ее в пустыню и две тысячи лет тому назад рассеялись по своей диаспоре. Любая "земская давность" давным-давно прошла. Но насилие, совершаемое евреями – насилием, как известно не является. Вопрос же о Палестине для нас имеет не только теоретическое значение. Он рано или поздно станет перед нами в таком, весьма практическом, аспекте: куда нам девать своих евреев? Ну не всех, конечно. Не все три с половиной миллиона. Но хотя бы тех, кто останется.
("Наша газета", 26.10.38)

Примерно та же история с пронацистской риторикой Солоневича. Хотя после войны он с присущей ему доверительностью рассказывал, что "Германия 1938 года жила в атмосфере восторженного мифотворчества... Все представления Германии - о внешнем мире и в особенности о России - есть ложные или, что еще хуже, лживые представления. Представления о Западе - лучше, но ненамного... Гитлеровский режим в Германии был таким же результатом вековой интеллигентской традиции, как и ленинский в России. И германская интеллигенция - я говорю о высококвалифицированной интеллигенции - была, во всяком случае, никак не умнее русской. " (отсюда), равно как и о том, что крах Германии он предвидел с самого приезда туда, в конце 1938-го это звучало несколько иначе:
... само собою разумеется, что строительство третьего Рейха не было бы возможно без наличия национал-социалистического актива и что никакому гению не было бы под силу осуществить такой гигантский и мирный переворот без наличия в стране высоко квалифицированной и мирной прослойки. Внешние параллели между национал-социализмом и большевизмом, которыми так любят оперировать наши либералы, являются, в сущности говоря, жульничеством... Национал-социалистический топор отстраивает Германию. Большевицкий - разрушает Россию. ("Наша газета", 16.11.38)

Кстати, первые цитаты в обоих противопоставлениях легко находятся в сети, а вторые мне пришлось набирать вручную по оригинальному газетному тексту. C'est la vie.

P.S. Благодаря любезному содействию жж-френда получил отзыв от автора книги. Он говорит, что эти записи Геббельса были ему неизвестны. Таким образом, речь идет не об умысле, а о недосмотре. Упрек снимается, проблема, проиллюстрированная выше, тем не менее остается.
l

интересные факты прошлой деятельности

Письмо Алексея Бочарова 1 Анатолию Шитову (Петру Кружину)2.
Публикуется по копии оригинала, хранящегося в архиве Института Восточной Европы Бременского университета (ф.34). Благодарю Г.Г.Суперфина и работников архива за любезное содействие и предоставление доступа к материалам.


8/V 62
Дорогой Анатолий!
Получил твое письмо ровно через 21 день после отправления, почему я и отвечаю так поздно. У нас творится черт знает что, бастуют все, в том числе и почта.
Твоему письму был очень рад, т.к. ваша Светлость3 не очень баловала меня своей откровенностью... То, что ты пишешь, дорогой Анатолий, для меня это не Америка! Я знаю много больше и подробней, но ведь он "ходил" у вас за корифея по-моему до нашей поездки в Мюнхен. Сами вы его сватали в вожди, сами вы создали ему ореол "гениального", вспомните только вашу предсъездовскую переписку!?
Думаю, что теперь вы догадались что это просто мнимая величина плюс еще "логарифмическая"» к сожалению. О.В.4 до сих пор помогает ему в поддержку его мифа у наших партнеров – теперь он втирает очки Исаку П.5, но думаю, что это скоро кончится, т.к. он сам никогда нигде не работал, а О.В. надоест писать жевачку – то можно ожидать его самоустранения отовсюду и в том числе от СБОНРа. Черт с ним от него уже пользы как от козла молока.
Анатолий, я узнал, что к нам скоро приедет от вас Стюарт6, как видно уже горит Ю.Америка. Прошу прислать кое-какие данные о этом человеке, чтобы я знал за что цеплять – Исаку дам понять, что без поддержки центра пусть не думают, что мы будем им быть пожарниками.
Получил брошюру "С народом за народ" - под вашей редакцией, был очень рад, что наконец взялись за дело, готовлю кое-что из воспоминаний. У меня есть достаточно. К моему несчастью, мои самые интересные факты моей прошлой деятельности в Р.Н.А. и РОА связаны с рядом лиц командного состава, которые живут сейчас в СССР и занимают видные должности, как то
ген-полков. Федюнинский7
- ''- -''- Ревякин8
ген.-лейт. Казанкин9
- ''- -''- Щербина10, с которыми я налаживал связь от имени Жиленкова и имел контакт с ними, мой личный разговор с ген.Казанкиным и Щербиной и проч11.
Говоря откровенно, я боюсь, что это будет выглядеть как фантазия трепача, а с другой стороны там госбез это учтет, и люди надо сказать хорошие будут иметь большие неприятности. Госбез по-моему кое-что пронюхал про мою деятельность, т.к. статья в "Голосе Родины"12 якобы написана бывш.сотрудником "Боец РОА" просто липа, т.к. слито и смешано все вместе – и Бобруйский полк Яненко и наше Осинторфское соединение РННА, но все же им каким-то образом стало известно о десанте "Лиски", где я был не под своей фамилией13. Об этом знают очень мало даже близкие друзья, а солдаты, которые были со мной, они не знали мою настоящую фамилию – вот теперь я жду совета, как можно поступить?
Дорогой Анатолий, передайте мой привет Константину Григорьевичу и Евгении Константиновне14. Я и Наташа давно не имеем весточки от них. Как они живут? Поцелуйте за нас Олю и всех своих наследников.
О всем другом, я думаю, что вы уже знаете из моих официальных писем.
Ваш [подпись]
P.S. Не ругайся, что письмо такое безалаберное, очень устаю, работаю как вол по 12 часов. Жизнь тут очень стала дорогая, надо работать.

Collapse )