April 26th, 2013

l

"или стопроцентно чистым или стопроцентным негодяем" (2)

начало

Среди казаков существовало три политических группировки:
1) чисто военные казаки, т.е. те, которые отступили из казачьих регионов с немцами под началом атамана Доманова, позже это соединение стало частью немецкой казачьей дивизии фон Паннвица
2) другие находились непосредственно под началом генерала Краснова и его Единого Казачьего Управления. Немцы много возились с Красновым, предоставляли ему привилегии, обещали казачий суверенитет и пр. Эти декларации вызывали у казаков надежды и придавали силы, в результате они поставили на немецкую поддержку в вопросе отделения. Даже Краснов, противник сепаратизма, старый царский офицер, в конце своей жизни объявлял, что он сторонник независимой Казакии, хотя в частном разговоре он сказал мне, что все же не сепаратист. Это было чистым конформизмом с его стороны. Власов и Краснов встречались дважды, во второй раз в присутствии целой группы людей, в том числе меня. На этой встрече Краснов высказал свое пожелание выступить с РОА единым фронтом, перевести казачьи соединения на восточный фронт, но настаивал на том, чтобы стать "правой рукой Власова". Казачий штаб должен был существовать и дальше. Координация казаков и РОА должна была осуществляться на паритетной основе (декабрь 1944-го) . Позже Краснов прислал Власову письмо, в котором он более решительно и жестко обрисовал свою позицию в неприемлемой для Власова манере. Власов не слишком пекся о Краснове, но не в силу политических или военных причин. Краснов и сам осознал, что его план был тактически неприемлем.
Между тем в казачьих соединениях началось движение в поддержку слияния с РОА. Из-за этого Доманов порвал с Красновым (март-апрель 1945-го). Но Краснов продолжал протестовать: мол, он не может рисковать и идти на конфликт с немцами. По моему личному впечатлению, однако, Краснов был старым и утомленным человеком, и если бы нашелся подходящий "продолжатель дела", то он бы отошел в сторону.
3) последняя группа – казачьи сепаратисты под началом В.Глазкова. У них никогда не было особой поддержки, они были в основной массе авантюристами. У них не было контакта с КОНР.

Накануне капитуляции предполагалось, что вопрос решен, и что казаки присоединятся к РОА тем или иным способом. Семена Краснова, племянника атамана, убедили присоединиться к РОА. Такова история Казачьего штаба.
В казачьей дивизии фон Паннвица на самом деле было меньше половины казаков. Остальные самовольно назвали себя казаками, чтобы выбраться из лагеря военнопленных и спастись от худшей участи. Но "настоящие" казаки в целом спокойно относились к этому.
Казаки носили полностью немецкую униформу, у РОА были свои собственные знаки отличия и кокарды. Власов никогда не давал клятву Гитлеру в отличие от Краснова. Пронемецкая ориентация последнего уходит корнями еще в 1919 год.
Отношение личного состава власовских дивизий к поведению и жестокостям дивизии фон Паннвица в Югославии было крайне негативным, казачьих генералов Духопельникова и Кононова сильно не любили.
Collapse )