June 27th, 2013

l

mariage de convenance (1)

Респондент #76
16 октября 1950


Я работал с немцами еще до войны. Планировались операции против СССР. Эти планы были выработаны в начале 1939. В апреле или мае в Париж приехал представитель вермахта, чтобы поговорить со мной об организации саботажа и пропаганды. Я всегда был готов сражаться против большевизма. Я должен был издавать журнал в Праге, в то же время формировались бы группы для работы "на другой стороне", которые действовали бы из Румынии и Болгарии. Летом 1939 я перебрался на поднемецкие территории, но затем был заключен пакт от 22 августа, и вся моя работа была остановлена. Немцы сказали, что больше во мне не нуждаются. В 1940, после падения Франции, я возвратился в Париж.
В 1941 началась немецко-советская война и я не вправе скрывать, что мы были этим довольны. Я немедленно дал знать, что готов работать для разгрома Советов. Немцы отвечали: мы в вас не нуждаемся. Так некоторое время я оставался в Париже и бездействовал.
В ноябре 1941 меня посетил немецкий военный, попросивший меня отправиться в Берлин. Там мне предложили работу в тылу Красной Армии: это было не то, к чему я стремился, но в тот момент мне было трудно отказаться. Они хотели сбрасывать нас с самолетов над калмыцкими и казацкими территориями. Мы должны были действовать группами по 3-4 человека.
В рамках этой операции - которая носила, насколько я помню, кодовое название "Цеппелин" и управлялась штабом флота - в декабре 1941 мы прибыли в Симферополь. Я ехал с радостью, так как страстно желал снова увидеть мою страну. С самого начала мы были разочарованы. Нас учили как организовать акты саботажа и пр., кроме того мы ездили по лагерям военнопленных и отбирали людей (мне разрешалось отобрать четырех человек в день без всяких объяснений, я злоупотреблял этим разрешением, чтобы помочь этим ребятам). Мы увидели, насколько ужасно немцы обращаются с военнопленными. Тем временем наша подготовка продолжалась. Наш полет был назначен на конец апреля 1942. С нами были и представители других национальностей. У меня возникли сомнения, правильным ли делом я занимаюсь. Но мы находились на военном положении. Некоторые другие группы уже отправились на задание и погибли. Я попытался оттянуть нашу отправку, я доказывал, что территория, на которой мы должны работать слишком велика, что нам нужно еще 12 человек (т.е. 3 группы). Потребовалось время, чтобы набрать их и подготовить. Наконец, прибыли наши самолеты, и нам устроили прощальную вечеринку, на которой мы все выпили больше, чем следовало. В ходе беседы наш пилот, немецкий капитан, спросил меня: Вы всерьез хотите лететь? Я честно сказал: нет. Тогда он ответил: об этом нетрудно позаботиться, завтра мой самолет окажется неисправным, его отправят на ремонт в Николаев. Так и произошло, и назад самолет уже не вернулся. Тем временем в июне немцы заняли Калмыцкую республику, и нужда в том, чтобы мы прыгали с парашютами, отпала.
Collapse )