November 2nd, 2013

l

с приветом ваш племяник

В компанию к сыну Троцкого.

I.
Дулаг 110
Валк, 30 мая 1944
Отдел 1c
Д о п р о с

Перед допрашивающим предстает русс. военнопленный Александр Г и м м л е р, размещен в лагере военнопленных Валк. Предмет допроса ему разъяснен и он предупрежден о необходимости говорить правду. Он заявляет следующее

О себе:
Меня зовут Александр Г и м м л е р, я - сын попавшего в 1914 в русский плен и оставшегося там Рудольфа Гиммлера, который родился 3 июля 1896 на фольварке в Померании. Я сам родился 3 июня 1922 в деревне Приимково Ярославской области, посещал 4 года начальную школу, а затем стал крестьянином у своего дедушки. После того как его надел был передан колхозу, я работал там как сельскохозяйственный рабочий. Я не женат. 2 апреля 1942 я был призван в армию, после трехнедельного нахождения на фронте под Сталинградом я попал 18.9.1942 в немецкий плен. После трехдневного пребывания на сборном пункте военнопленных я был направлен в Дулаг Цимлянск, оттуда через три недели в лагерь военнопленных Морозовск, оттуда в дулаг 335 в Бобренск [?], Украина. В апреле 1943 я был доставлен в лагерь военнопленных в Сиверской, в сентябре 1943 в Феллин, оттуда в ноябре 1943 направлен в рабочую команду в Печорах (О.Т.) - и 8 мая 1944 в дулаг 110 в Валк.

О деле:
Я - племянник рейхсфюрера СС Гиммлера. Мой отец - его младший брат. Он попал в 1914 году в русс. плен и в 1916 женился на дочери русского крестьянина в Приимково, Гавриловямский район, Ярославская область. В этом браке родились я и мой младший брат Иван. В 1926 мой отец переселился в Ленинград, где работал механиком на фабрике, моя мать Катерина Ананьевна, урожд.Шумакова, последовала за ним в 1928. Чтобы не бросать моего деда одного, меня оставили с ним. Моих родителей я регулярно видел каждый год во время отпуска моего отца. В семье разговаривали исключительно по-русски. Мой отец не научил меня немецкому языку, так как с самого раннего возраста я жил большей частью у деда с бабкой.
Насколько я могу припомнить, мой отец регулярно переписывался со своим братом, и эта переписка прервалась лишь в 1935 по неизвестным мне причинам. До попадания в плен я знал о своем дяде лишь, что он "служит в полиции".
Никаких документов у меня при себе нет. "Книжку красноармейца" у меня отобрали в Бобренске. В этом лагере военнопленных я предпринял первую и - так как она не принесла успеха - единственную попытку связаться со своим дядей, рейхсфюрером СС Гиммлером. То, что это не удалось, я связываю с тем, что у нас в Бобренске был лишь один русский переводчик, которому я передал два письма, но он их очевидно не переслал дальше. Я также говорил о своем плане с зондерфюрером главного лагеря Смелый [Смелым?], но он каждый раз отсоветовал мне посылать письма, что я однако уже сделал. В других лагерях военнопленных, в которых я был позже, на тот факт, что меня зовут Гиммлер, внимания не обратили.
Я ответственно заявляю, что имею желание быть принятым в вермахт и с этой целью ищу связь с моим дядей. Прошение о приеме в вермахт я подавал уже в Сиверской и в Печорах, но ни в одном случае не получил ответа.
Подпись: Александр Гиммлер (русс)
Collapse )