December 26th, 2013

l

на всю эту братию надо хороший кулак

Письмо М.СОЛОВЬЕВА Е.Д.КУСКОВОЙ
Зальцбург, 2 января 1950
Многоуважаемая Екатерина Дмитриевна!
Мне не захотелось бы написать это письмо на том же листе бумаги, что и слова привета Вам в связи с Вашим 80-летием. Почти женская мнительность: мне кажется, что мое приветствие Вам может быть испорчено запахом тех дел, о которых я пишу в этом письме. Мнительность мне совершенно не свойственная.
Из Вашего письма я понял одно, что игра со мной, смысла которой я не могу уразуметь, продолжается. И одно из самых тяжелых для меня во всем этом то, что в эту игру втянуты Вы, и вся эта мразь осмеливается ставить перед Вами вопросы, заведомо зная, что Вы не можете на них ответить. Последние этапы этой грязной игры таковы, что заставляют меня серьезно задуматься над вопросом, имею ли я право искать понимания в почтенной организации ИРО? Г-ну Прайс я сказал откровенно все, что его интересовало. В том числе и то, что до 1936 года я работал в советской прессе и был специальным корреспондентом при Бухарине. Не я виноват в том, что, начиная с 36 года, я уже не мог вырваться из полосы, которая проходит для меня под знаком тюрем: советских, немецких, американских. Прайс все это выслушал, установил, что его же сотрудник (Ритенберг) написал ложный протокол, якобы с моих слов. И после этого уехал в Америку. Тогда зачем же он разговаривал со мной? И зачем вся эта комедия? Я думаю, что ИРО лишь слабый ученик НКВД. Это видно хотя бы из того, что в НКВД следствие проводится быстро и с применением исчерпывающих средств. В ИРО же не могу решить вопроса в течение полугода. Мое время не принадлежит господам из ИРО, но мне казалось бы, что элементарная совестливость должна была бы подсказать им, что нельзя этот вопрос решать годы, что за этим вопросом находится человек с кровью и нервами.
Collapse )