January 30th, 2014

l

божена семёнович

Прочитав этот замечательный текст, задумался, что же мне напоминает это благородное негодование человека, несправедливо ущемленного трамвайной дверью, где я уже слышал этот трагический фальцет с блатным присвистом. Потом вспомнил (см. заглавие).
Конечно, жанр открытых писем парламентам третьих стран относительно свеж, но объяснить выбор его нетрудно.
Во-первых, Божена Семёнович несколько забронзовел и вознесся. И, конечно, с высоты его пьедестала все эти смешные депутатики бундестага что твои неразумные муравьишки, коих следует наставить на путь истинный. Так как рефлексией он не наделен, анекдотичность подхода ему не ясна. Тем же отсутствием рефлексии объясняются логические прорехи текста: в соседних абзацах автор уверяет, что не имеет никаких претензий к имяреку и тут же клеймит его коммунистом и душителем свобод.
Во-вторых, Божена Семёнович не слишком образован в исторических вопросах. Дело в том, что он - писатель, а не читатель. К тому же слабо владеет иностранными языками. Поэтому все публикации последнего десятилетия о преступлениях вермахта счастливо миновали его, и он по-прежнему рассказывает о конвенциональных методах ведения войны этим самым вермахтом. Депутаты бундестага вероятно более начитаны.
В-третьих, сюжет пожрал автора. Обычно автору хватает самоконтроля, чтобы разделять мир своих книг и мир реальный. Так, к примеру, нам ничего не известно о том, что Дж.Р.Р.Толкин ходил пешком к Везувию, чтобы бросить в него какое-то кольцо. У Божены Семёновича самоконтроля не хватило. Так как в мире его книг Гитлер - вовсе не агрессор, а потерпевший, разумеется, действия бундестага в мире реальном вызывают припадок ярости. "Да как они посмели! Да они же не знают, КАК ВСЕ БЫЛО НА САМОМ ДЕЛЕ!".

И вот тут, конечно, следует обратиться не к самому Божене Семёновичу - что он, нещастная жертва обстоятельств - a к его клаке. Это вы, когда Божена Семёнович десять лет назад приобрел в книжном магазине свои первые гири, стали нашептывать ему: "Пилите, Шура, они золотые!". Это вы тайком от него подсаливали эти гири, как подсаливают старатели бесплодные рудники перед продажей. И что вы скажете теперь, когда он выйдет к вам, простоволосый, в сандалиях на босу ногу, держа в руках две чугунные половинки? Что вы скажете, мерзавцы?