February 8th, 2014

l

история плена с.н.сверчкова (II)

Вторая часть мемуара С.Н.Сверчкова.
Продолжение печататься не будет, т.к. по моим сведениям готовится бумажная публикация полной версии текста.


Ехали мы 6 дней. В небольшое решетчатое окно можно было видеть, где мы проезжаем. Назывались громко названия, и делались соображения, куда нас везут. На 6-ой день на некоторых вывесках и рекламах мы прочли "Nieder Bayern", что чуть не сыграло трагической истории (но об этом в свое время). Во всяком случае я решил, и несколько человек меня поддержало, что мы приехали в Нижнюю, т.е. Южную Баварию и находимся где-то возле швейцарской границы. Когда мы вышли из вагона, то увидели станцию "Hammelburg", название ничего нам не говорило, т.к. сколько мы ни рылись в наших географических познаниях, ничего похожего не могли вспомнить. Нас вновь построили, и мы торжественно прошли через городок, на удивление местных жителей, которые столпились, нас разглядывая. Особенно нас всех поразила необыкновенная чистота города и прически, и костюмы женщин и мужчин, было такое впечатление, что в городе живут только "буржуи". Через два часа мы поднялись в гору и построились на большом плацу. Вышел офицер и через переводчика обратился к нам.

Пункт за пунктом следовали наши возможные преступления, которые будут караться смертью, тут и побег, и воровство, и связь с немецкой женщиной. В заключение офицер предупредил, что т.к. советское правительство отказалось подписать конвенцию международного красного креста, то мы не можем рассчитывать на такое же положение как военнопленные других национальностей. Затем были отобраны несколько человек, владеющих немецким языком, и начали составлять списки и анкеты. Наконец, получив впервые обед (тарелку супа из брюквы и воды и 200 гр. хлеба), и пройдя баню, где нас впервые смазали какой-то мазью против насекомых, нас повели через старинные ворота в расположение лагеря. Было 1-е сентября, 41 года, на башне били 12 часов. Когда мы проходили ворота, невольно приходила мысль: когда и как мы выйдем отсюда? Перед самыми бараками нас опять остановили и стали делить на украинцев, белорусов и русских. Это было совершенно непонятно, вопрос национальности был в Советском Союзе настолько на заднем плане, так редко приходилось сталкиваться с этим, что наши офицеры растерялись. Этот приказ на такое разделение был подобен тому, что нам предложили бы разделиться на голубоглазых, сероглазых и кареглазых. Долго одни перебегали в русскую группу, другие - в украинскую. Многие действительно не знали, как определять себя, другие комбинировали, что выгоднее. Наконец, с помощью немцев русские были водворены в 1-й блок, украинцы и белорусы во 2-й. Так как 2-й блок состоял из каменных зданий, а 1-й из деревянных бараков, мы поняли, что русским быть не так выгодно.
Collapse )