March 15th, 2014

l

"в полное распоряжение управления пропаганды ада" или неприятное письмо неприятного человека

История с публикацией в "Новом русском слове" очерка Влад.Кержака "Шталаг 13Д" имела продолжение. Когда Б.И.Николаевский выяснил, что состоящий с ним в переписке бывший немецкий пропагандист В.Берг и "Кержак" - одно и то же лицо, он задал ему прямой вопрос: почему из всех фамилий заключенных Хаммельбурга Берг назвал в очерке лишь единственную - актера и режиссера С.Н.Сверчкова (чьи воспоминания о Хаммельбурге нам тоже известны). Николаевский подозревал, что против Сверчкова (жившего к тому времени в США под фамилией Дубровский) ведется какая-то игра, и очерк Кержака - часть этой игры.
Ответ, написанный Бергом от имени "Кержака", публикуется ниже.

Загадку того, как звали В.Берга до войны, мне пока разгадать не удалось, тем не менее личность его представляется весьма любопытной. Случаев, когда правоверные коммунисты, попав в плен, спешно перекрашивались и становились истовыми антибольшевиками, в истории поднемецкой русской пропаганды - немало. Но почти все те, кто остался после войны на Западе, проделали и дальнейшую метаморфозу: они объявили, что на самом деле были не только антикоммунистами, но и антинацистами и, тем самым отряхнув прах прошлого, продолжили пропагандистскую борьбу против СССР уже под американской крышей.
Не то с Бергом. И он не отрицал ошибок нацистов в восточной политике, но при том оставался диковинным образом верен отделу ВермахтПропаганда IV, в котором когда-то служил. И 1943-44 г.г., когда он получал паек пропагандиста и писал для острабочих "все, что думал" о сущности большевизма, казались ему - с точки зрения каменщика-поденщика, который в 1949 г. мог позволить себе белый хлеб лишь на Рождество - счастливейшими годами его жизни. Более того, он не считал нужным скрывать свои взгляды, чем фраппировал старых эмигрантов левого толка - Р.А.Абрамовича и Д.Ю.Далина. Наверняка и Б.И.Николаевский не был в восторге от мировоззрения Берга, но Борис Иванович был историком и в чем-то коллекционером душ.

Хотя Николаевский контактировал со многими бывшими "власовцами", именно переписка с Бергом кажется мне одной из самых любопытных и познавательных. Но, боюсь, в нынешних российских реалиях, не допускающих полутонов, шансов на ее публикацию (даже если найдется издатель, которого она заинтересовала бы) нет никаких.

Итак, ответ "В.Кержака". Для удобства чтения, я выделяю авторское подчеркивание курсивом, а двойное подчеркивание - жирным шрифтом.
Collapse )