July 3rd, 2014

l

князь и водка

В 1936 году на 8 полосе берлинской газеты "Новое слово" можно было встретить следующее объявление


Более чем 30 лет спустя рекламируемый предмет стал поводом для юридического казуса. §7-1-5 закона о защите торговой марки (Warenzeichengesetz), принятого в ГДР в 1968 году, запрещал использование торговых марок, посягающих на основы и принципы социалистического общественного порядка. На этом основании была запрещена торговая марка спиртных изделий "Князь Авалов", как увековечившая имя контрреволюционера и участника интервенции против молодого советского государства1.
К сожалению, мне не удалось установить, было ли запрещение превентивной мерой или кому-то в ГДР в середине 60-х пришла в голову блестящая коммерческая идея по расшатыванию основ социализма княжеской водкой.
Понятно, однако, что речь идет о командующем Западной добровольческой армией Павле Бермондте, который в 1919 году аннектировал при не вполне проясненных обстоятельствах княжеский титул и стал именоваться князем Аваловым.
Но действительно ли водка названа в честь Бермондта-Авалова? Дело в том, что Бермондт был не единственным Аваловым в Берлине. В 1933 году парижские "Последние новости" язвили2:
В Берлине проживает до сих пор профессор князь Авалов, но как Бермонд не предлагал профессору "вспомнить родство". профессор наотрез отказался.
Речь здесь идет, по всей видимости, о князе Зурабе Давидовиче Авалове, юристе, профессоре Петербургского политехнического института, авторе книг "Присоединение Грузии к России" (1901), "Конституционное государство" (1905), "Децентрализация и самоуправление во Франции" (1905) и многих других. Биография З.Д.Авалова изучена сравнительно хорошо, но торговая марка водки в ней не фигурирует. Однако, из некролога3

мы узнаем о существовании у З.Д.Авалова брата.
И действительно, в Журнале русского физико-химического общества за 1910 год мы находим Иосифа Давидовича Авалова, работающего в химической лаборатории Горного института в Петербурге и проживающего на 21 линии Васильевского острова4.
После начала первой мировой князь И.Д. Авалов ставит свою инженерную мысль на службу отечеству5:
Наконец, благодаря неутомимой работе князя Авалова, удалось построить клапанный, сухой противогаз, состоящий из двух отделений, который представляет громадные выгоды в смысле легкости дыхания сравнительно с респиратором Куманта и Зелинского.
Все образцы были испытаны не только лабораторным путем, но и при помощи войск, для чего в запасных гвардейских полках Петрограда были назначены особые испытания различных противогазов; в продолжение целого часа люди должны были оставаться в противогазах и проделывать различные упражнения до бега включительно. По числу выбывших из строя людей можно было судить о достоинстве того или другого респиратора. Наилучшим оказался респиратор князя Авалова, при пользовании которым в течение целого часа выбыло только пять или шесть процентов. Респиратор князя Авалова был заказан в количестве одного миллиона; он предназначался в первую голову для артиллерии...
Заслуги проф. Н. Д. Зелинского, Куманта, князя Авалова и Прокофьева в деле разработки противогаза для нашей армии были оценены Химическим Комитетом, который возбудил ходатайство перед Особым Совещанием по Обороне о вознаграждении этих лиц за их изобретение. К сожалению, это дело не было доведено до конца... Что касается Н. Д. Зелинского и князя Авалова, то они не получили ни одной копейки.

Возможно, этот безотрадный факт побудил кн. Авалова после переезда в Германию заняться фильтрованием более доходных жидкостей. Впрочем, тут лучше предоставить слово специалисту. В 1949 году издатель профильного журнала "Винокурение" ("Die Branntweinwirtschaft") посвятил кн.Авалову следующий некролог:
14 октября сего года в Биндове (округ Шторков, Бранденбург) в возрасте 72 лет скончался князь Иосиф Авалов. Покойный родился в Тифлисе (Грузия) и после обучения в университете некоторое время работал ассистентом в Горном институте в Петербурге. Он занимался решением различных технических проблем. После своего переселения в Германию в 1920 году князь Авалов стал известен благодаря запатентованной им технологии облагораживания спиртных напитков, основанной на специальном методе дистилляции. Он был совладельцем ликеро-водочной фабрики "Князь Авалов и Ко." в Берлине, которая в 1943 году была разрушена бомбардировкой и вывезена в Биндов.

Местом смерти князя объясняется, кстати, тот факт, что вопросами его торговой марки занималась восточно-германская юстиция. Упомянутый патент действительно обнаруживается6, равно как и опубликованная князем по этому поводу статья7.
Итак, всё разъяснилось, и торговая марка князя пострадала в ГДР невинно из-за тезки-самозванца?
Рижская газета "Сегодня" от 13.10.1936 возражает8:
Пресловутый Бермондт-Авалов, последнее время проживавший в Берлине и промышлявший там продажей водки, на днях появился в Белграде. Против обыкновения, этот его приезд обошелся без всякой шумихи и предварительной рекламы. Появление Бермондта-Авалова в сопровождении пяти германцев в платье как бы форменного покроя, вызвало в русских кругах сенсацию, тем более что слухи связывали его имя с формированием новой дивизии. Сам Бермондт-Авалов сразу опроверг эти слухи, указывая, что приехал в Белград только по торговым делам. Он также опроверг всякие слухи о формировании особой дивизии с его участием. Бермондт-Авалов завязал оживленные сношения с русскими кругами в Белграде и, по-видимому, собирается развить здесь энергичную деятельность.
По сведениям биографа, перебравшись в Югославию, Бермондт занялся торговлей водкой9.
Трудно однозначно сказать, является ли эта информация очередным отзвуком все той же путаницы или настоящий князь Авалов все же "вспомнил родство" и ангажировал обретенного кузена в службу сбыта.
Collapse )