July 31st, 2014

l

-

Провел неделю в Роверето без новостей и интернета; вчера включаю пока суд да дело новости сначала – как будто и не выключал, а лишь выходил на пять минут.

В Рива дель Гарда привязался мотивчик, пока ходил вдоль озера, сочинил около сорока пяти куплетов.
Collapse )
l

верификация фотографии - 2

Ну раз информация все равно появилась в паблике, то выкладываю цельную фотографию из прошлого подзамка. Правый нижний угол - это искомый пейзаж.
Collapse )
Фотограф живет на последнем, девятом, этаже и часто залезает на крышу, чтобы что-то снять. С крыши оно и было сфотографировано.

Еще два косвенных аргумента в пользу подлинности:
1) насчет облачности - надо иметь в виду (я по глупости это сначала упустил), что на фото очень маленький сектор над самым горизонтом. Рекомендую вычисления sunch (само сообщество не рекомендую, поскольку модератор несколько безумен).

2) Практически сразу после публикации фото в твиттере @WowihaY, фотограф скинул ему через твиттер ссылку на dropbox, предположительно с exif-ом, потом стер, конечно.

Когда-нибудь я замки с обеих записей сниму, прошу учитывать при комментировании.
l

служба утерянных цитат-11

Уваж. pustota1 поинтересовался происхождением такой цитаты:
"Есть две Руси. Первая - Киевская имеет свои корни в мировой, по меньшей мере в европейской культуре. Идеи добра, чести, свободы, справедливости понимала эта Русь так, как понимал их весь западный мир. А есть еще другая Русь - Московская. Это - Русь Тайги, монгольская, дикая, звериная. Эта Русь сделала своим национальным идеалом кровавую деспотию и дикую отчаянность. Эта московская Русь издавна была, есть и будет полнейшим отрицанием всего европейского и отчаянным врагом Европы."
A.Н. Tолстой, „The Slavonic and East European Review“.– Vol. XIX, 1940.

Конечно, замечательно, что указан источник, это сильно облегчает дело. Начать, вероятно следует с того, что по блогояндексу цитата на русском появилась в августе 2008 года, после русско-грузинского конфликта. Распространялась она поначалу украинцами-националистами, и являлась соотв. переводом с украинского.
Пропуская ряд неинтересных промежуточных звеньев, перейдем сразу к украинскому источнику:
На думку А.Толстого, у відношенні до татарів проявилася духовість двох частин давньої Руської Землі. "Одна Русь, - пише він, - має своє коріння в універсальній, принаймні в европейській культурі. У цієї Руси задум добра, чести і свободи розуміється так, як на Заході. Але є ще й друга Русь, Русь темних лісів, Русь тайґи, тваринна Русь, розкольницька Русь, монголсько-татарська Русь. Ця друга Русь зробила самовладу та розкольництво своїм ідеалом. Деякі літописні дані дозволяють уособити перший ідеал в Русі старого Києва і зосередити всі відємні прояви противного напряму, східньої самовладної, в Москві, яка зросла на духових руїнах Києва. Київська Русь була частиною Европи, Москва довго залишалася неґацією Европи"
Это цитата из книги украинского историка Миколы Чубатого "Княжа Русь-Україна та виникнення трьох східнослов'янських націй" (Нью-Йорк - Париж, 1964).
Чубатый любезно указывает не только источник (уже известный нам), но и дает английский оригинал цитаты, что позволяет ее практически сразу найти:
In the aureole of world-wide glory which has surrounded Leo Tolstoy, there has been obscured another writer of the same name, Alexis Tolstoy the Elder, a poet and dramatist of the 19th century (1875) who is not to be confused with the younger Alexis Tolstoy, the contemporary novelist. Alexis Tolstoy the Elder was a recognised master of verse , but his contemporaries did not understand his deep political and historical conception. His thought went half a century in advance of the ideas prevailing at his time. Among other things this poet, in a series of admirable ballads, has given us a most fascinating idealisation of Old Kiev. The view of Alexis Tolstoy is extremely interesting. He is, as it were, the ancestor of later Russian writers who assert that in the spiritual plane there are two Russias. One Russia has its roots in the universal, or at least in European culture. In this Russia the ideas of goodness, honour and freedom are understood as in the West. But there is another Russia; the Russia of the Taiga, the animal Russia, the fanatic Russia, the Mongol Tartar Russia. This last Russia made despotism and fanaticism its ideal. Feeling the duality of his country, the poet tried to find a living incarnation of both Russias. Certain historical data made it possible to incarnate the first ideal of Russia in Old Kiev, and to concentrate all the negative features of the opposite tendency, eastern and despotic, in Moscow, that rose on the spiritual ruins of Kiev. (THE SLAVONIC YEAR-BOOK, Volume XIX of the Slavonic and East European Review, London, 1939-1940, стр.71)

Итак, не А.Н.Толстой, а А.К.Толстой. Кроме того, искомая цитата в оригинале не выделена кавычками и является не прямым высказыванием А.К.Толстого, а скорее передачей его мыслей автором статьи. Заключив ее в кавычки, М.Чубатый допустил очевидную неточность. Другая его неточность заключается в том, что окончание приведенной им "цитаты" -
It is this circumstance which governs the old or Kiev period of Russian history. In this sense, this epoch is very distinct from the following period of Moscow. Kiev Russia was part of Europe. Moscow long remained a negation of Europe.
и вовсе находится на стр. 67, т.е. не имеет уже абсолютно никакого отношения к А.К.Толстому.

Разумеется, хотя тема противопоставления дотатарских Киева/Новгорода и послетатарской Москвы Толстого весьма занимала, такой дословной цитаты у него нет. Вот несколько близких по теме высказываний:
Цель моя была передать только колорит той эпохи, а главное, заявить нашу общность в то время с остальной Европой, назло московским русопетам, избравшим самый подлый из наших периодов, период московский представителем русского духа и русского элемента.
И вот, наглотавшись татарщины всласть,
Вы Русью ее назовете!
Вот что меня возмущает и вот против чего я ратую.
(письмо М.М.Стасюлевичу от 10.03.1869)
Мною овладевает злость и ярость, когда я сравниваю городскую и княжескую Россию с Московской, новгородские и киевские нравы с московскими, и я не понимаю, как может Аксаков смотреть на испорченную отатарившуюся Москву, как на представителя древней Руси. Не в Москве надо искать Россию, а в Новгороде и в Киеве. (письмо Н.А.Чаеву от 05.11.1870)

Но мы не выяснили главный вопрос - кто же цитировал Толстого в "Slavonic and East European Review"? И тут нас ожидает сюрприз. Цитата взята из статьи Basil Shulgin "Kiev, mother of Russian towns". Пояснения к статье
Basil Shulgin is a veteran publicist and writer on Russian cultural subjects.
This Review has published various views on the Ukrainian question. Mr. Shulgin's article will explain itself. It is the view of a sturdy opponent of the Ukrainian claim and also of the Bolshevik Revolution
почти не оставляют нам пространства для выбора - похоже, это Василий Витальевич Шульгин.
Пока мне не удалось найти русского оригинала статьи или объяснения, как она в 1939 году попала из Белграда в Лондон.
Однако, в 20-х годах В.В.Шульгин уже печатался в "Slavonic and East European Review" ("The Months Before the Russian Revolution", vol.I, 1922; "The Sleeping Car", vol.V. 1927; "How I was Hoodwinked by the Bolsheviks", vol.VI, 1928).

Если моя идентификация автора верна, то, надо заметить, что идея цитировать В.В.Шульгина по обсуждаемому вопросу - весьма смелая, не ровен час может ведь и бумерангом прилететь.

Update 04.02.2019.
Статья В.В. Шульгина в "Голосе России" (N5, 16.07.1936, София, благодарю за указание Василий Сапрыкин).