August 16th, 2014

l

про масло и огонь

Весь день хотел написать про вчерашний переполох, но вот находящийся в Донецке корреспондент Шпигеля Кристиан Нееф успел раньше, поэтому перевел его статью, снабдив, впрочем, парой комментариев:


КОНФЛИКТ НА УКРАИНЕ: когда истерия становится взрывоопасной.

Может ли ложное сообщение из зоны конфликта вызвать войну? После якобы произошедшего нападения на российский военный конвой эта опасность в украинском кризисе кажется больше, чем когда-либо.

В пятницу вечером телезрителям и читателям на западе пришлось поверить в то, что на Восточной Украине произошел сasus belli: весь свет облетело сообщение о частичном уничтожении "российского военного конвоя" украинской армией на украинской территории. И "Шпигель-Онлайн" ухватился за новость и сообщил о нападении на военный конвой. Генсек НАТО Андерс Фог Расмуссен с присущей ему поспешностью тут же "подтвердил" вторжение русской армии на Восточную Украину. Биржевые курсы по всему миру рухнули.
Это был пример того, как в этой войне истерия все более вытесняет объективный анализ ситуации. Но истерия в подобных военных конфликтах взрывоопасна.
Сначала короткое время речь шла даже о том, что нападение совершено на ставший уже знаменитым русский гуманитарный конвой. Это была полная чушь, на тот момент конвой недвижно стоял на поле невдалеке от украинской границы - на русской территории. Потом агентства исправились и сообщили, что то был конвой из 23 единиц военной техники, который в рассветных сумерках пересек границу Украины. Его видели журналисты "Гардиан" и "Дэйли телеграф". Именно на этот российский конвой затем напали украинцы. "Военное вторжение на Украину", так озаглавили сообщение новостные агентства и онлайн-службы.
Попробуем рассортировать информацию. Очевидно соответствует действительности то, что английские коллеги с их камерами1 зафиксировали момент пересечения конвоем границы.
Это были утренние сумерки - отправители колонны возможно не подумали о том, что из-за гуманитарного конвоя поблизости находится довольно много западных журналистов, и они просыпаются не к полудню.

Была ли колонна действительно уничтожена?
Но это и была вероятно единственная новость. Подобные военные колонны2 с момента начала конфликта почти каждый день пересекают русско-украинскую границу и направляются в Донецкую и Луганскую "народные республики". Трудно предположить, что за рулем сидят русские солдаты - скорее всего это добровольцы или мятежники. Но была ли колонна в пятницу утром действительно "уничтожена" как утверждается?
Это под большим вопросом. Удивительным образом киевский штаб так называемой антитеррористической операции молчал об этом на протяжении многих часов. Лишь ближе к вечеру аппарат президента Петра Порошенко - а не, к примеру, военный штаб, в чьей компетенции это было - сообщил о "частичном" уничтожении колонны. Фотографии уничтоженного киевское правительство на сегодняшний день не представило, очевидно, нет их и у американцев. Упомянутая колонна тем временем исчезла с украинских новостных сайтов3.
Тем самым остается ощущение, что вторжение 23 единиц техники действительно произошло, но нападения на конвой не было. Ведь Киев отреагировал лишь тогда, когда сообщения обоих британских корреспондентов уже обошли весь свет. Вообще-то последовательность должна была быть обратной: собственная разведка обнаруживает вторжение техники и информирует о нем общественность.
Украинское агентство УНИАН сообщило лишь в 12.06, что "антитеррористический штаб" - очевидно по запросу - "подтвердил" вторжение русской военной техники. Колонна была "немногочисленной", подсчитать точное количество бронетехники и грузовиков "разведчикам не удалось". Лишь в 17.51 агентство процитировало слова президента Порошенко о том, что "значительная часть этой техники" была уничтожена4.
Увидел ли Киев вдруг шанс нанести России серьезный пропагандистский удар? И таким образом, как оказалось, по-настоящему подлил масло в огонь и переполошил весь мир? Наблюдатели в Донецке в последние дни могли многократно констатировать, что то или иное сообщение Киева не соответствует действительности. Или по крайней мере, неточно.
Предположительно правду о военном конвое мы никогда не узнаем. Как и многое другое, что происходит на этой войне. Нельзя сказать, что украинскую сторону отличает прежде всего благоразумие, но ведь и истерия российской стороны ничуть украинской не уступает.

Благоразумные против неблагоразумных.
На самом деле интересным было другое пятничное сообщение: московское министерство иностранных дел внезапно заявило, что украинские солдаты намереваются заминировать дорогу, по которой поедет в Луганск большой гуманитарный конвой, чтобы уничтожить грузовики и водителей. Это было необычное, не дипломатическое сообщение, так как обычно министерства иностранных дел не занимаются спекуляциями.
Чуть позже то же самое министерство сообщило, что русский и украинский министры иностранных дел договорились о поставках гуманитарной помощи, кроме того они хотят на выходных встретиться в Берлине. Знает ли одна рука здесь, что делает другая? Неужели в одном и том же министерстве одни подбрасывают дрова в огонь в то время, как другие ищут выход на дипломатическом уровне?
Невозможно не заметить: и в Киеве и в Москве есть люди благоразумные и неблагоразумные. И в войне на Восточной Украине становится все сложнее отличить правду от неправды. И в этом дополнительная опасность того, что конфликт выйдет из-под контроля.
Collapse )