March 8th, 2015

l

о соколах и буревестниках

Мюнхен, 20.4.56
Служебная записка
Тема: Крылова Валентина,
урожд. Красовская, род.
23.1.1910 в Киеве/СССР,
разведена, секретарша, без гражданства,
прежнее гражданство: русское, проживает
Грильпарцерштр. 51/III;
угроза ей от неизвестного лица.

20.4.56 явилась означенная выше Крылова Валентина и подала заявление в полицию на основании следующего:
"До 1943 года я проживала в Киеве/СССР, а затем эмигрировала в Германию. Я оказалась в школе пропагандистов власовской армии в Берлине, где находился и мой муж1. В этой школе я оставалась до 1945 г.2, т.е. до конца войны. После войны я далее оставалась в эмиграции, проживая в Кауфбойрене, а с ноября 1945 г. постоянно в Мюнхене. С 1947 по 1955 г.г. я входила в русскую эмигрантскую организацию СБОНР, в которой работала редактором. С августа 1944
[опечатка, вероятно: 1954 - ИП] я работала корректором в научно-исследовательском институте (Институт по изучению истории СССР), Мюнхен, Аугустенштрассе 46. С 1 мая 1955 года я возглавляю библиотеку при американском комитете по освобождению от большевизма в Мюнхене, Лессингштрассе 4. На территории Западной Германии мне подчиняются 19 филиалов.
Логично, что по причине занятия этой должности и связанной с ней деятельности против большевизма, мной интересуются русские секретные службы, и мне угрожает известная опасность. В последнее время я уже получала пропагандистские материалы с Востока, призывающие вернуться на Родину.
В почтовом отделении Мюнхен 62 я абонирую ящик под номером 12, и, кажется, во вторник, 17.4.56, на этот адрес неизвестным лицом было доставлено письмо, направленное мной
[вероятно, оговорка, правильно: мне - ИП]. На письме есть входящий штемпель почтового отделения мюнхенского вокзала, 16.4.56, 15.00. Письмо написано на русском языке. Прилагаю его как вещественное доказательство. В начале письма мне ставится в вину, что на своей нынешней должности в библиотеке я выступаю против русского народа. Указывая на библиографический бюллетень, который мы издаем раз в два месяца, говорится, что с помощью него распространяются ложь и ненависть к русскому народу. Также мне пытаются дать понять, что изданием этого бюллетеня я способствую лишь продвижению по службе моего шефа, мистера Пэтча3. Далее сообщается, что моей деятельности против русского народа хотят положить конец. И кроме того поясняется, что это письмо я должна счесть предупреждением. Письмо подписано группой 'СОКОЛ'. В качестве даты указан март 1956 г.
Это письмо я сочла серьезной угрозой против меня. Я считаю, что против меня готовится какое-то деяние насильственного характера.
В четверг, 19.4.56, около 12.10 в моем кабинете, Лессингштр. 4, раздался телефонный звонок. Звонила неизвестная мне персона мужского пола. После того, как я взяла трубку и сказала 'Русская библиотека', звонящий спросил, Валентина ли Николаевна с ним говорит. Когда я подтвердила это, звонящий сказал следующее:'Мы приняли решение Вас ликвидировать!', после чего немедленно положил трубку, так что я была не в состоянии задать ответный вопрос. Эти происшествия твердо убеждают меня, что в ближайшем будущем на меня будет произведено покушение.
Относительно этого звонка я хочу добавить еще такую деталь:
Обычно библиотека на Лессингштр. 4 открыта для посетителей ежедневно с 13.30. Это обстоятельство эмигрантам хорошо известно. В день, когда мне звонили, с 11.30 примерно до 12.00 я находилась в помещении американского комитета по освобождению от большевизма по Лессингштр. 6. Около 12 часов я направилась в библиотеку на Лессингштр. 4. Из этого я заключаю, что неизвестный, звонивший мне, наблюдал за мной, когда я шла от Лессингштр. 6 к библиотеке. Так как голос звонящего был весьма отчетлив и громок, я считаю, что он звонил, находясь в непосредственной близости от библиотеки.
На основании этих происшествий мне становится ясным, что некие люди или организации, предположительно российские, заинтересованы в моей ликвидации. Поэтому прошу о полицейском расследовании этих происшествий.
Я хочу еще упомянуть, что группа 'Сокол' известна в здешних эмигрантских кругах как нелегальная диверсионная организация. Кто именно стоит за ней и по чьему указанию она действует, мы не знаем."
Записал к
[риминальный] к[омиссар] Фукс.4

Collapse )