April 8th, 2015

l

одна простая деталь диспозии

Год назад некоторые френды упрекали меня в алармизме в связи с моей реакцией на закон "О реабилитации нацизма".
Последние дни принесли довольно много интересных новостей на эту тему.
9.1.2015 Доктор исторических наук Георгий Мирский обвинён в клевете на Иосифа Сталина
28.3.2015 Доктор исторических наук Давид Фельдман обвинён в реабилитации нацизма
2.4.2015 Кандидат исторических наук Василий Жарков обвинён в реабилитации нацизма
2.4.2015 Член Совета Федерации Константин Добрынин обвинён в реабилитации нацизма
6.4.2015 Историк Александр Дюков привлечен к ответственности из-за клеветы о действиях СССР в годы ВМВ

Подает все эти иски человек по имени Евгений Джугашвили, а информационным сопровождением ведаeт Сергей Стрыгин (которому, насколько можно судить, и принадлежит блог katyn_ru).
Безусловно, небезынтересный метод исторической полемики, но в первую очередь хотелось бы отметить совершенно осознанное задействование статьи 3541 "О реабилитации нацизма" в качестве орудия "устрашения".
Собственно, Стрыгин и его единомышленники и не скрывают, что их задача - не поиск исторической истины, а затыкание рта оппонентам:
- речь идет не о каких-то Вам известных документах, а о том, что Вы отрицаете факт, установленный Нюрнбергом. За это надо наказывать, и теперь закон для этого есть... Мы не будем разбирать кто в самом деле расстреливал поляков. Мы будем разбирать ЧТО РЕШИЛ СУД!
- Ст. 3541 УК ничего не говорит о Комиссии Мэддена, там об отрицании приговора Нюрнбергского суда и об распространении ложных сведений об СССР. Если с использованием служебного положения- до пяти лет.
- Когда ты, вонючка либерастическая, ещё чуть-чуть пидарастёшь вместе со своими партнёрами по реабилитации нацизма - то добрые дяди в погонах тебе лично и твоим партнёрам-либерастам жестко, болезненно, нелицеприятно и, возможно даже - популярно, объяснят одну простую деталь диспозии статьи 354.1 УК РФ.


Сама привязка Катыни к приговору в Нюрнбергу является довольно экстравагантным казуистическим трюком: по мнению Стрыгина, нацистские преступники в Нюрнберге были осуждены в т.ч. и за катынский расстрел, т.к. материалы комиссии Бурденко были приняты трибуналом в качестве доказательства, а в приговоре не оговорено отсутствие вины обвиняемых по этому конкретному эпизоду.
Оставляя юристам оценку правомочности интенции "Все, что не исключено из приговора, включено в него", замечу, что в таком случае мы вправе были бы ожидать того же (стрыгинского) понимания нюрнбергского приговора английской и американской стороной. Этого, однако, известные нам документы не содержат, содержат же они напротив очевидный скепсис по поводу данного советского обвинения, причем высказанный еще до начала процесса:
(к примеру, в записке Донована Джексону от 6.11.1945)

Тем не менее совершенно нельзя исключать, что в ближайшем будущем какой-нибудь провинциальный российский суд клюнет на эту или иную схожую приманку и создаст прецедент применения статьи 3541 к катынскому расстрелу.

Ну и теперь придется, видимо, повторять регулярно:
Я, Игорь Петров - на основании известных мне документов и исторических материалов - утверждаю, что в апреле-мае 1940 года польских офицеров в Катыни расстреляли сотрудники советских правоохранительных органов.