July 19th, 2015

l

возвращение эрика ингобора

1. Два года назад уваж. Евгений Владимирович Витковский (witkowsky) спросил, нет ли у меня сведений о судьбе писателя-фантаста Эрика Ингобора и процитировал аннотацию из готовившейся книги:
Эрик Ингобор, [псевдоним Николая Аркадьевича Соколовского] (род. 1902, Чистополь – не ранее октября 1941), – русский прозаик, драматург, фантаст, продолжатель традиций Герберт Уэллса, автор двух книг – «Четвертая симфония» (1934) и «Этландия» (1935), обстоятельно разгромленных в статье «Об эпигонстве» («Октябрь», 1936, № 5), после которой как прозаик печататься уже не мог. Сюрреалистическую прозу Ингобора ценили его корреспонденты – такие несхожие писатели, как А. Макаренко и В. Шкловский. Был призван в "писательское ополчение" Москвы (как интендант), включенного в 8-ю стрелковую дивизию; попал в плен в 5-6 октября 1941 года близ г. Ельни; 10 октября был вывезен в концлагерь Землов в Померании. Дальнейшая судьба неизвестна. По сей день никогда не переиздавался. Проза Эрика Ингобора – еще одно свидетельство того, что социальная и антиутопическая фантастика продолжала существовать в СССР и в годы самого страшного разгула цензуры.
Мне быстро удалось выяснить, что в 20-е годы Н.А.Соколовский был артистом и режиссером Камерного театра и преподавал в школе при нем, он упоминается в мемуарах Таирова, в дневнике Коонен и т.д.
Карточка в ОБД "Мемориал" информации не добавила: разыскивала Соколовского в начале 1947 г. жена Нина Петровна, последнее письмо от него пришло 27 сентября 1941 г., сочтен пропавшим без вести в декабре 1941 г.
В 1958 г. в "Новом мире" он был упомянут в списке советских писателей, время и место гибели которых не установлены.
Больше никаких зацепок я не нашел.

2. За полгода до того, с любезного разрешения сотрудников Толстовской библиотеки в Мюнхене, я ознакомился с редакционной перепиской журнала "Литературный Современник", издававшегося в Мюнхене в 1951-54 г.г. (в архиве библиотеки сохранилась папка с документами).
Одним из сотрудников и авторов журнала был специалист по истории советского театра Николай Горчаков, вот штемпель с одного из его писем:
Впоследствии он написал и издал книгу "История советского театра" (1956). В "Вестнике" мюнхенского Института по изучению истории и культуры СССР за 1956 г. дана следующая его биография:
Горчаков Николай Александрович. Род. в 1901 г. в С.-Петербурге. Окончил Высшие театральные мастерские в Москве по режиссерскому факультету. Работал, как режиссер, во многих театрах Москвы и провинции. Преподавал в ряде высших театральных и художественных школ Москвы. В эмиграции с конца второй мировой войны. Руководит в Западной Германии частной школой фильмового искусства. В настоящее время работает над большим научным трудом по воспитанию фильмового актера и психологии творчества актера. В 1950 г. опубликовал в журнале «Возрождение» (Париж) роман о Николло Паганини.

3. Прозорливый читатель, конечно, уже догадался, что... Я проявлял существенно меньшую догадливость, пока не прочитал о состоявшейся в сентябре прошлого года в Бохуме конференции "Псевдонимы русской эмиграции":
Последнюю сессию конференции закрывал доклад Ивана Толстого (Радио «Свобода», Прага) «Псевдонимы у микрофона: Радио “Свобода” и Первая волна русской эмиграции», в котором, в частности, было выявлено настоящее имя многолетнего сотрудника радио «Свобода» Николая Горчакова, который выдавал себя то за одного, то за другого театрального режиссера, но в конце концов проговорился в примечании к одной из своих книг, упомянув имя Н.Соколовского. Ранее считалось, что Н.Соколовский погиб в гитлеровском лагере военнопленных осенью 1941 года, но Иван Толстой проследил жизнь лже-Горчакова до 1983 года.
Действительно, в одном из примечаний к "Истории советского театра" (стр.197) Горчаков пишет:
Общее художественное руководство постановкой «Заговора равных» было А.Я.Таирова. Режиссеры спектакля были Н. Соколовский и М. Федосимов. Художник Рындин. Танцы ставила Наталья Глан.

Я списался с уваж. И.Н.Толстым, и он подтвердил мне, что речь действительно идет о Николае Аркадьевиче Соколовском, т.е. Эрике Ингоборе. В эмиграции он изменил не только фамилию, но и отчество, год и место рождения. Подробности разысканий можно будет прочитать в конференционном сборнике, который на днях уходит в печать.

Со своей же стороны добавлю, что Горчаков был опрошен в рамках Гарвардского проекта - реcпондент #179. Идентификация однозначная, в тексте интервью встречается и имя-отчество ("Николай Александрович") и инициал ("Mr G."). Интервью проводила Глория Донен-Сосин (кстати, одна из последних оставшихся в живых участников Гарвардского проекта; ее муж, сотрудник ГП и радио "Свобода" Джин Сосин, умер в мае этого года).
Изложенная Горчаковым биография прекрасно коррелирует с биографией Соколовского:
Even though the novel has been revised according to the second Party recommendations, Glavlit can refuse permission for publication or may even demand a third revision. But even after the author has fulfilled the demands of the third revision he has no guarantee that when the novel appears in print that it will not be condemned by the Party critics, etc., that is, attacked. And this happened to one of my first books which went through all these advantures and then was attacked by Party criticism. I was called a "non-Soviet writer."
(When was this?) In 1934
[...]
I, as a popular regisseur, would go on engagements to put on a play at a Moscow theatre or in the provinces. From 1933, the moment of the appearance of my novel, I was still going further from the theatre and I was busy with literature. My first and second books were published in 1933 and 1934. I wrote a fantastic satire. This was my genre, fantastic satire. Then my second novel, written by me in 1935, also satirical was not passed by the censor. It was not passed by the censor and not only was it not published but there even appeared articles in which they talked about my manuscript, my unpublished book and criticized me for it.
Свою биографию между 1941 и 1945 г.г. он излагает так:
In 1941 after the beginning of the war I lived in one of the villages near M--- at the home of an artist friend. I fell seriously ill there and late in the fall this district fell into German clutches. For insulting a German officer of the occupation I was sent to a concentration camp near Berlin and there I remained for a long time the victim of the German gestapo. In 1942 I was freed and I went to Vienna. In Vienna I worked in a construction firm as a timekeeper and in 1944 I was again arrested by the Vienna gestapo and imprisoned in a concentration camp near Linz and then sent to another concentration camp on the Ebensee in Austria. At the end of the war I escaped with 60 other prisoners to the Southern Tyrol and we kept hidden and awaited the Americans who arrested me and held for six months in concentration camps, and camps and prison and then I was freed in the winter of 1945 with the apology that they had arrested me by mistake. (The respondent here is acting most dramatically and is giving quite a performance)
что, разумеется, нуждается в верификации. Согласно спискам учреждения Винета Николай Соколовский с 1 апреля 1942 г. служил переводчиком в русской редакции.

Ниже публикуется переписка Н.А.Горчакова с редакцией журнала "Литературный Современник". Комментарии мои.
Collapse )