September 22nd, 2015

l

интервью о розенберге

Большое интервью о Розенберге и его дневнике для RuBaltic (спасибо А.Шамшиеву).

Рассказываю о месте Розенберга в иерархии третьего рейха, за что его судили в Нюрнберге, какими были его планы в отношении оккупированных территорий.
Также о детективной истории пропажи и обнаружения его дневников, и о роли подготовленных его ведомством кадров в Холодной войне.

Отрывок для привлечения внимания:
Известная мысль о том, что Россию можно ослабить, лишь расчленив, в частности, отделив от нее Украину, озвученная еще в конце XIX века немецким философом Гартманом и примерно с тех же пор безосновательно приписываемая Бисмарку, вошла в арсенал внешнеполитических рецептов Розенберга еще в 20-е годы. Ее дополняла другая максима — о необходимости завоевания Германией жизненного пространства на Востоке. Первая докладная записка на случай войны с Россией, которая была подготовлена 2 апреля 1941 года, сразу довольно ясно обрисовывала его планы. Розенберг считал, что Россия не сможет долго оказывать военное сопротивление, в результате чего большие территории будут оккупированы, и чтобы суметь решать экономические и управленческие вопросы на них, Россию необходимо раздробить, выделив Великороссию, Белоруссию, прибалтийские страны, Украину, Донскую область, Кавказ и Туркестан (что с некоторыми оговорками является прообразом будущих рейхскомиссариатов Остланд, Украина, Кавказ и Московия).

Так как Московия будет все равно иметь наибольшую силу, для нее предусматривалось «уничтожение большевистско-еврейского государственного аппарата без поощрения к созданию нового всеобщего государственного аппарата»; «широкая экономическая эксплуатация, как то: изъятие всех хоть в какой–то степени излишних запасов, машин и механизмов»; «присоединение крупных частей ее территории к новообразующимся территориальным единицам, особенно к Белоруссии, Украине и Донской области» и выдворение «в больших масштабах всех нежелательных слоев населения на московитскую территорию». Для отделенных же от Великороссии частей напротив предусматривался режим большего благоприятствования, Розенберг писал, что лучше сделать половину союзниками, чем всех врагами. У союзников, читай, на Украине, реквизировать поменьше, у врагов, читай, в Московии — побольше. Словом, очередное воплощение известного принципа «разделяй и властвуй». Поэтому для Украины Розенберг предусматривал поощрение развития национального самосознания, основание в Киеве университета, которого не должно было быть в Москве, и тому подобное.




В свою очередь, с большим интересом готов выслушать мнение об издании и, разумеется, критику от тех, кто с ним уже ознакомился.