January 23rd, 2016

l

тряпка розенберг и другие официальные лица

Респондент #543
Дата и место интервью: Мюнхен, 27 марта 1951 г.


[ Респондент принимает сейчас активное участие в грузинском сепаратистском движении. Всеми остальными политическими группировками, как грузинскими, так и русскими, он не считается источником, заслуживающим доверия. У него репутация человека, имевшего и до войны, и во время нее, и после нее связи с различными разведывательными службами - Инт.]

Я покинул Грузию в 1921 году и учился в Германии; в 1925 году я уехал в Польшу, затем снова учился в мюнхенском университете, затем вернулся в Польшу, где и оставался до 1941 года. Я был директором фабрики в Варшаве. В 1941 году я добровольно вступил в немецкую армию и в чине зондерфюрера служил переводчиком в 18 танковой дивизии. В 1943 году я вступил в грузинский штаб связи. В то время нас было четверо: Кедия, Георгий Магалов, доктор Гиви Габлиани и Михаил Алшибая. В наши задачи входило социальное обеспечение военнопленных, остарбайтеров и культурная поддержка [Грузинского] Легиона. Генерал Гельмих, возможно, был хорошим офицером, но ничего не понимал в политике, хотел использовать восточные войска как "ландскнехтов", запрещал формировать более крупные военные подразделения и отказывался давать политические обещания на будущее. Он был заменен Кестрингом, который был более политически проницателен, но слишком стар и не обладал достаточной Spannkraft [энергией]. Его главными сотрудниками были Херварт и Херре. Одной из проблем было разделение компетенций: ОКВ Вермахт/Пропаганда, генерал добровольческих войск и пр. Мы работали с Кестрингом, но сам он мог давать только Anleitungen [общие инструкции], а не повседневные приказы воинским частям. Один из наших батальонов под командованием капитана Брайтнера оказался весной 1944 года в Голландии в катастрофических условиях: солдат подвергали избиениям, их кормили отдельно от немцев, у грузин были раздельные с немцами отхожие места и пр. Я пошел жаловаться Кестрингу, сказал ему: удивительно, что люди не дезертируют. И действительно, когда началось вторжение [союзников], батальон поднял мятеж и перебил немецкий Rahmenpersonal [вспомогательный персонал]. Ощутимы были и результаты внедрения немецкого расового учения. Грузины - гордые люди, сами они ставили себя выше немцев, следствием чего было множество конфликтов. Кестринг хотел снять Брайтнера с должности, но не смог провести это решение через ОКВ.
Collapse )