February 25th, 2016

l

про суды справедливые и разные

В Германии начался просто бум фильмов про Фрица Бауэра: "Im Labyrinth des Schweigens" (2014), "Der Staat gegen Fritz Bauer" (2015) и вот вчера показанный по ARD "Die Akte General".
Фриц Бауэр - немецкий юрист еврейского происхождения, с 1956 г. генеральный прокурор земли Гессен, сыгравший важную роль в истории с похищением Адольфа Эйхмана и основополагающую - в организации в ФРГ процессов против нацистских преступников 60-х г.г., в первую очередь первого освенцимского процесса (1. Auschwitzprozess, 1963-1965).
Главная сюжетная линия фильма рассказывает про молодого прокурора (фиктивное лицо), которого Бауэр взял себе в помощники. Прокурора тут же на месте завербовал BND и требовал с него информацию про шефа, которая собиралось в досье, давшее название фильму.
Интереснее, впрочем, другая сюжетная линия. В 1959 Греция передала Германии Макса Мертена, обвинявшегося в депортации еврейского населения Салоников. В Германии он дал показания, помимо прочего, обличающие Ханса Глобке, во время войны сотрудника рейхсминистерства внутренних дел, а на тот момент главу ведомства бундесканцлера (Bundeskanzleramt) в ранге министра. Бауэр начал расследование против Глобке. Ситуация для последнего осложнялась еще и тем, что Эйхман был вывезен в Израиль и готов давать показания, а кроме того еще до похищения дал обширное интервью одному бывшему соратнику, в котором Глобке также упоминался.
В фильме показано, как правящая верхушка выпутывалась из трясины.
Интервью Эйхмана в итоге попало в журнал "Лайф", но ЦРУ успело вырезать из пленки соответствующий пассаж. На самого Бауэра стали давить, пользуясь документами, полученными из Дании (где тот до войны жил в эмиграции) и указывающими на его гомосексуализм (который тогда в Германии был еще подсуден). Наконец, процесс Эйхмана немцы старались контролировать с тем, чтобы на нем не прозвучало ненужных имен.
Звучит как дешевая конспирология, но подтверждается документами: ныне рассекречены и материалы ЦРУ об "очистке" интервью Эйхмана и доклады Гелена Глобке, в которых говорится о том, что "благодаря соответствующим мероприятиям процесс [Эйхмана] протекает в определенных рамках и не выйдет за их пределы". Действительно ли рычагом давления на Израиль были, как показано в фильме, вопросы о кредитах и поставках вооружения, я не знаю, но факт хочу зафиксировать: немецкое правительство в 1961 (!) году пыталось оказывать давление на израильский (!) суд.

Тут имеет смысл поговорить о другой нашумевшей истории начала 60-х: о деле Теодора Оберлендера, также министра тогдашнего правительства, а в 1941 году политинструктора батальона "Нахтигаль", принимавшего участие во львовском погроме. Обычно в связи с этим вспоминают (заочный) ГДР-овский суд над Оберлендером, доказательства на котором были частично сфальсифицированы, а приговор утвержден заранее. Противопоставляют ему будто бы справедливый процесс в ФРГ. Несколько лет назад в дискуссии с Б.В.Соколовым я всячески намекал, что это, мягко говоря, крайне наивная точка зрения (передача 1, передача 2).
Но совершенно не впрок, даже люди, которые вроде бы всерьез занимаются изучением этой темы, по-прежнему рассказывают:
Могу сказать о похожей истории, когда Теодор Оберлендер был командиром диверсионно-разведывательного батальона "Нахтигаль", вот этому батальону советская сторона пыталась приписать участие в убийствах львовских профессоров, преимущественно поляков, но так же и в еврейских погромах в 1941 году. Западногерманский суд заявил о том, что это обвинение неправомочное, потому что в том числе были сфальсифицированные данные. Немецкий прокурор заявил о том, что весьма вероятно, что одна из рот "Нахтигаля" принимала участие в еврейском погроме 1941 года. Но поскольку это была рота, а не весь батальон, к тому же сработала презумпция невиновности, то и это на Оберлендера не повлияло: суд, подчеркну, полностью оправдал его.
Да, боннская прокуратура просто не могла проигнорировать показания свидетелей об участии "Нахтигаля" в погроме, тем более, что это были израильские свидетели, а не советские. Но она попыталась до минимума сузить рамки соучастия (отсюда иезуитская формулировка "как минимум часть второй роты перешла к актам насилия...") и принять во внимание множество оправдательных показаний (от бывших соратников Оберлендера, немецких и украинских), часть которых, как сегодня очевидно, была столь же лжива как и показания на суде в ГДР.
Понятно и то, что рычагов давления на боннский суд у власти было куда больше, чем в случае Эйхмана, впрочем, вполне возможно, что ими и не понадобилось пользоваться, в немецких судах тогда служили люди понятливые, многие и сами с мутноватым прошлым.
По нынешним же меркам, когда чиновник, напрямую не причастный к убийствам, а лишь служивший в концлагере, получает четыре года тюрьмы, Оберлендеру грозил бы срок минимум в два раза больший. Даже в отсутствие прямого приказа на соучастие в погроме он как командир нес ответственность за свой личный состав и его действия.
Поэтому если снова услышите, как кто-то рассказывает о невиновности "Нахтигаля" и Оберлендера, "потому что боннский суд их оправдал", внимательно присмотритесь к этому человеку. Либо у него во время рассказа должен удлиняться нос, либо заостряться уши, в последнем случае это эльф, которому наивность простительна.

Ханс Глобке остался на министерском посту до конца правления Аденауэра и в 1963 году был награжден орденом за заслуги перед республикой.
Фриц Бауэр в 1968 году был найден мертвым в собственной ванне с излишком снотворного в желудке.