September 4th, 2016

l

на ничьей земле (I)

Пав. Ивериянов. НА НИЧЬЕЙ ЗЕМЛЕ.
(из записок военнопленного)

I.
— Теперь я живу за городом, в деревянном доме, уцелевшем от снарядов и бомб.
На дворе декабрь. В доме моем холодно и темно: вместо стекол окна заставлены ржавыми дырявыми листами жести, сквозь которые в комнату со змеиным шипением просачивается снежная вьюга. Дом этот мог бы сгореть так же, как десятки других домов по соседству, от которых остались ныне одни лишь дымоходные трубы: они торчат на омертвелых пустырях подобно надмогильным плитам. Но случай во время войны правит незыблемыми законами жизни и смерти. Случайный ветерок может на миллиметр изменить траекторию пули, и она или поразит цель или безвредно пролетит мимо.
Я также случайно остался жив: пулей меня ранило в плечо. Еще на полсантиметра ниже, и сердце навсегда перестало бы биться в груди. Случай.
Теперь рана моя уже начала заживать. Мне предоставлено право проживать в этой, случайно, как и я, уцелевшей избе. Здесь я могу собраться с мыслями. И вот я постепенно приходу в себя после необычайных потрясений, столь неожиданно и в таком множестве нагрянувших на меня — на голову простого бесхитростного человека, рядового бойца Красной армии.
Сейчас, когда я пишу эти строки, над моей головой, поверх крыши дома, то и дело со стремительным жужжанием проносятся самолеты. Это знакомое, устрашающее гудение в воздухе приводит меня каждый раз в содрогание: значит война еще не кончилась!
Не кончились мои испытания!
Вой самолетов, реющих с начала войны над нашей землей, зловещий свет падающих ракет внушили мне с недавних пор непреодолимый животный страх перед небом. Мне навсегда опротивело оно: небо, которое я так любил за животворящие свет и тепло, посылаемые им на землю всему живому. Мне стало ненавистно небо, на котором я еще с детских лет привык созерцать красоту необъятного звездного храма, думать в лунные ночи над неразгаданностью мироздания, над суетностью всего нашего земного бытия.
Collapse )