January 13th, 2017

l

школа юного пропагандиста (занятие второе)

Здравствуйте, девочки и мальчики. На сегодняшнем занятии мы поговорим о фейковых новостях (fake news). Западные масс-медиа (ЗММ) дают им примерно такое определение: осознанно выдуманные ложные новостные сообщения, вирально распространяющиеся в социальных сетях. По мнению ЗММ, немалая часть подобных новостей придумывается и циркулирует по заказу или при прямом участии российской пропаганды. В связи с этим сразу же введем Теорему:
Для любой новости N существует такая логическая связка S, которая позволяет свести ее к выводу V: "За этим стоит Путин", являющемуся константой.
Поясним на примере. Новость: "Ночью под мостом поймали Гитлера с хвостом".
Логическая связка: "На хвосте была татуировка «Феликс Эдмундович»".
Вывод: "За этим стоит Путин".
В качестве домашнего задания сами докажите эту теорему методом тематической индукции.
Надо добавить, что в последние недели отношение ЗММ к Путину приобрело характер религиозного поклонения. Мне могут возразить, мол, между вознесением молитв и изрыганием проклятий есть тонкая феноменологическая разница. Но разве не было сказано, что Диавол тем сильнее, чем более мы веруем в его мерзкие козни?

Впрочем, вернемся к теме фейковых новостей. Не отрицая крупный вклад российской пропаганды в развитие этой психоделической отрасли, следует уточнить, что ЗММ охотно склоняются к интенции: "Какая новость – фейковая, решаем мы", объясняя это своим профессионализмом и высоким уровнем журналистской экспертизы (жэ). На деле, однако, ситуация не столь тривиальна. На днях я собственными ушами слышал, как вашингтонский корреспондент общественного немецкого телевидения рассказывал, что подача CNN новости об известном "досье Трампа" была образцовой, так как суть сообщения была сохранена, но пикантные детали опущены, что этически верно. То есть, по логике автора, если опустить в новости "Ночью под мостом поймали Гитлера" пикантную деталь "с хвостом", то ее можно пускать в эфир.
Впрочем, куда более распространенный способ предпродажной подготовки новости – сдача ее в лизинг: "Сенатор Факбрейн заявил, что ночью под мостом поймали Гитлера с хвостом". Профессионализм и высокий уровень жэ требуют фактчекинга, и мы немедленно осуществляем оный, дозвонившись сенатору Факбрейну: старый хрыч подтверждает, что именно это и сказал. Более сложные вопросы: какой ночью, под каким мостом и кто такой, ёж твою, Гитлер, остаются за пределами нашего отважного журналистского расследования.

Далее, следует понимать, что в учении о современном обществе новость является лишь базисом, которому требуется надстройка, созданная с профессионализмом и высоким уровнем жэ. Продемонстрируем это на наглядных примерах.
1) По сообщению Russia Today, ночью под мостом поймали Гитлера с хвостом. Подтверждения этой новости из независимых источников у нас нет, но вне всяких сомнений это сообщение продолжает известную линию кремлевской пропаганды, считающей события на Украине фашистским переворотом и постоянно выдумывающей жареные факты с целью компрометации украинского правительства.
2) По сообщению CNN, ночью под мостом поймали Гитлера с хвостом. Подтверждения этой новости из независимых источников у нас нет, но вне всяких сомнений ночью под мостом можно кого-то поймать, и российские спецслужбы в подобной поимке весьма заинтересованы.

Домашнее задание: найдите тонкую феноменологическую разницу между этими новостями.

Возможно, девочки и мальчики, вы зададитесь вопросом, а что собственно случилось в последнее время с ЗММ, отчего, например, казавшийся когда-то вполне независимым Шпигель-Онлайн буквально за год превратился в "Официальный Вестник Атлантического Партнерства"? Есть три внешние и три внутренние причины этого. Три внешние таковы: российская угроза, угроза со стороны России и угроза, вызванная действиями России.
Что касается внутренних, то это, во-первых, развитие социальных сетей. Ведь журналисты пользуются ими даже больше, чем обычные люди, и – при недостатке рефлексии – обречены оказаться в социальном пузыре своих поклонников, и идти не перед, а вслед их восторгам и лайкам. Во-вторых, монетизация. Нейтральный незаказной фактчекинг непредсказуем, непоследователен (ответ редко бывает однозначным) и посему убыточен. Для сравнения, слезинка ребенка куда более перспективна с точки зрения читательских эмоций, тиражей и славы, а кроме того зачастую воспроизводима в лабораторных условиях. И, наконец, в-третьих, прогрессорство. Часть молодежи, выросшей в тепле и уюте post-cold-war общества, вполне серьезно считает, что должна нести мир, свободу и демократию всем, даже самым отсталым, слоям населения планеты. Как будут выглядеть мир, свобода и демократия в их конкретном случае, отсталые слои постигают, как правило, на собственной шкуре. Если посчастливится выжить.