November 23rd, 2017

l

служба утерянных цитат - 14

В данном случае вся заслуга принадлежит уваж. А. Немировскому (wyradhe), который обнаружил "утерянное звено" этой цитаты, сам я наработал только на research assistance.

Итак, 19 ноября, выступая в бундестаге, российский школьник Николай Десятниченко процитировал Бисмарка:
Всякий, кто хоть раз заглянул в стекленеющие глаза солдата, умирающего на поле боя, хорошо подумает, прежде чем начать войну.

Русский текст находится лишь в современных публикациях, зато нетрудно найти английский вариант, попавший даже в словари, например:



Проблема, однако, в том, что в трехтомнике речей Бисмарка нет ни этих слов вообще, ни речи за август 1867 г. в частности. Ничего не дал и общий поиск в сети по немецким ключевым словам.

Поэтому я усомнился в подлинности цитаты и, вероятно, остался бы при этом мнении, если бы уваж. wyradhe не указал другой английский извод цитаты, публиковавшийся еще при жизни Бисмарка.

Используя новый контекст, удалось выйти на оригинал:



Русский перевод: За трапезой у Бисмарка вскоре после того, как был объявлен нейтралитет Люксембурга, один ученый высказал мнение, что Пруссии следовало бы допустить, чтобы началась война с Францией. Бисмарк весьма серьезно возразил: "Дорогой профессор, такая война стоила бы жизни как минимум 30000 наших бравых солдат, и даже в лучшем случае не принесла бы никакой выгоды. Тот, кто хоть раз заглянул в угасающие глаза воина, умирающего на поле битвы, хорошо подумает, прежде чем начать войну".

Цитата опубликована в первой биографии Бисмарка авторства немецкого писателя Георга Гезекиля (George Hezekiel), вышедшей в 1869 г. ("Das Buch vom Fürsten Bismarck") Речь идет о т.н. Люксембургском кризисе, то есть верная датировка цитаты: май 1867 г.
Так как биография была авторизованной (биограф использует, в частности, письма Бисмарка к супруге), цитату можно считать подлинной. По крайней мере, сам Бисмарк хотел, чтобы она прозвучала из его уст.

Три года спустя война с Францией - не без участия Бисмарка - все-таки началась и стоила Германии в полтора раза больше жертв, чем было предсказано им в цитате. Правда, подписанный в Версале мир принес ей Эльзас и часть Лотарингии - до следующего подписанного в Версале мира.