January 13th, 2018

l

от коричневых к зеленым: штрихи к портрету мелитты видеман

В мемуарах советского разведчика Анатолия Гуревича наткнулся на любопытный пассаж (дело происходит в начале апреля 1945 г.):
Однажды нам навстречу попалась уже немолодая немка. Оказывается, она была хорошо знакома с Паннвицем. Мы провели целый день вместе. Она возглавляла геббельсовский журнал «Актьон». Должен признаться, что эта встреча осталась у меня в памяти, видимо, до конца моей жизни. Мы познакомились. Я запомнил ее фамилию – Видеман. Из разговора я мог понять, что она дочь бывшего в царской России посла Германии. Именно поэтому владела неплохо и русским языком. Правда, ее отец был переведен на работу, сейчас уже точно не помню, то ли в Иран, то ли в Афганистан. Одно время она целиком и полностью поддерживала идеологию и политику гитлеровской Германии, но постепенно изменила свои взгляды, и, возможно, это было замечено Геббельсом и его окружением. Именно поэтому она оказалась на нелегальном положении, то есть пряталась от возможного преследования. Ей повезло, в это время уже у полиции, да и у гестапо было слишком много других забот, чем розыск мадам Видеман.
Мне казалось, что Паннвиц уже до нашей встречи с мадам Видеман чем-то ей помог, чтобы избежать преследования не только со стороны Риббентропа, но и гестапо. Во всяком случае, они во время нашей совместной встречи держались очень дружелюбно. Мне даже показалось, что у них появилось отрицательное отношение к гитлеризму. Чувствовалось и то, что они расставались по-дружески и не надеялись на новую встречу.

Это в некотором смысле эпилог к истории с многочисленными обращениями, которые Мелитта Видеман направляла Гиммлеру и его секретарю Брандту, пока в октябре 1944 г. начальник главного управления СС обергруппенфюрер Готтлоб Бергер не пресек эту деятельность радикально:
...в приложении возвращаю оба письма госпожи Видеман. Невероятно, как женщина ставит всё с ног на голову. Если она где-то появляется, жди беды.
1. Она состоит в связи с русским офицером.
2. Она неделями пыталась добиться разговора с Власовым, наконец, она поймала его на прогулке и втолковала помимо прочего, что сотрудничество с главным управлением СС не должно его устраивать, единственным его партнером по переговорам должен быть рейхсфюрер СС. Кроме того она так разукрасила перед ним наши отделы, что сделала почти невозможной дальнейшую работу с Власовым.
Тогда я позвонил группенфюреру СС Мюллеру, который дал приказ об аресте госпожи Видеман.
Благодаря заступничеству друзей через некоторое время из-под ареста ее выпустили, тогда и случился описанный Гуревичем эпизод. Впоследствии Хайнц Паннвиц утверждал, что идея посеять раздор между союзниками, для чего он якобы и отправился в Москву, родилась именно в разговорах с Видеман.
Collapse )