August 17th, 2018

l

маяк в эмигрантской судьбе


Вдохновленный рассказом уваж. shakko_kitsune о русском авантюристе Александре Зубкове, женатом на сестре кайзера Вильгельма II Виктории Прусской, публикую подборку материалов о последних годах жизни Зубкова. На фотографии счастливая семья: (слева направо) мать Зубкова Мари Корнелия, урожд. Фрюкберг (1877 — 1969), сам Зубков и его супруга Виктория (1866 — 1929). Все закрыли глаза и наслаждаются мгновением. Продлится оно недолго, брак вскоре распадется, а через два года Виктория умрет. Документы III-VI публикуются впервые.
(фотография с сайта http://dinastias.forogratis.es)

(вместо эпиграфа)
О, Зубков! О, старух покоритель!
О, маяк в эмигрантской судьбе!
Покажи мне такую обитель,
Где поставили б визу тебе.
Лери
I.
Meжду нижеподписавшимися Луи Хеммером, трактирщиком в Вальфердингене, с одной стороны, и Александром Зубковым, студентом медицинского факультета, проживающим в Люксембурге, Ведельштрассе 3, с другой стороны, заключен нижеследующий договор:
Названный вторым Александр Зубков обязуется в ходе устраиваемого названным первым Луи Хеммером во вторник, 15 августа (праздник вознесения Девы Марии) 1933 года на Вальфердингенском лугу летного сбора прыгнуть с парашютом с высоты около 1000 м.
Названный первым Луи Хеммер предоставляет для этой цели свой парашют и платит названному вторым вознаграждение в 500 франков (прописью пятьсот франков) после исполненного прыжка.
Весь материальный риск за возможные несчастные случаи, которые могут произойти с названным вторым, несет Зубков.
Названный вторым Зубков берет на себя всю материальную ответственность как при прыжке, так и при приземлении и отказывается тем самым от любых исков в рамках гражданского права.
Кроме того названный вторым Зубков особо обязуется перед прыжком тщательно проверить предоставленный ему парашют на работоспособность и отказывается для себя и своих наследников от любого иска по возмещению ущерба, который можно было бы подать вследствие плохого функционирования парашюта.
Названный вторым Зубков подтверждает сим, что получил от названного первым господина Хеммера парашют в безупречном состоянии для проверки и использования.
Составлен в двух экземплярах в Вальфердингене девятого августа одна тысяча девятьсот тридцать третьего года.
Подписи: Александр Зубков, Луи Хеммер.

(немецкий язык, с сайта http://www.lou-hemmer.com)

II.
Александр Зубков — ярмарочный артист.
Он показывает человека-слона.

В "Пари Миди" Морис Батан рассказывает о неожиданной встрече с знаменитым Александром Зубковым. Автор находился проездом в Люксембурге. Там ему посоветовали пойти на ярмарку, чтобы взглянуть на "главный гвоздь" ея, — бывшего шурина экс-кайзера, выступающего в одном из ярмарочных балаганов в качестве "укротителя" "человека-слона".
У барака стоял Зубков, внешность которого никоим образом не оправдывала ни его громкой славы современного Дон-Жуана, ни положения недавнего возлюбленного богатой германской принцессы. Лицо его носило отпечаток усталости и пережитых ударов судьбы. Глаза ввалились и воспаленные белки были испещрены красными жилками. Он прохаживался вдоль барака и зазывал прохожих: "Заходите, господа, заходите к нам!.. Мы показываем человека-слона, единственный в мире феномен — человек-слон поражает ученых всего мира и является загадкой 20-го века. Пользуйтесь случаем! Вход сегодня только 1 франк, нижние чины платят половину!"
Любопытные толпились вокруг павильона. Их всех привлекал не столько человек-слон — несчастный негр с атрофированными руками и ногами, напоминающими ступки слона, — сколько сам "укротитель",
слава о котором распространилась по всему Люксембургу. В толпе то и дело раздавались возгласы: "Это Зубков, муж сестры кайзера".

("Сегодня", Рига, 03.05.1934, С. 3)

III.
[без даты, до 12 августа 1935 г.]
Копия
В Международный Нансеновский комитет по делам русских беженцев.

Мой сын, Александр Анатольевич З у б к о ф ф, 33 лет от роду, род[ился] в 1901 г. в Иваново-Вознесенске, бывший студент Московского университета, вдовец, обладатель нансеновского паспорта, тяжело болен двусторонним туберкулезом.
Мой сын не имеет абсолютно никаких средств к существованию. У него нет никого, кто бы его опекал, кроме меня, Мари Корнелии Зубкофф, принявшей 5 месяцев назад шведское гражданство.
Люксембургский Красный крест оплатил моему сыну месячное пребывание в санатории Вианден в Люксембурге. Но сейчас я должна сама заботиться о деньгах для него. Так как у меня самой нет никаких средств, я при посредстве Люксембургского Красного креста нижайше прошу Международный Нансеновский комитет по делам русских беженцев взять на себя опеку моего сына, который живет в Люксембурге и тяжело болен, с тем, чтобы дать ему средства к существованию.

С совершенным почтением,
подп. Мари Зубкофф.
3 рю Ведель, Люксембург Гар

Я заверяю сим, что вышеприведенные сведения госпожи Мари Зубкофф правдивы.
Г-жа президент Люксембургского Красного креста
подп.

(немецкий язык, машинопись)

IV.
12 августа 1935
[Nr.] 2332/VIII/35
В Международный Нансеновский комитет по делам беженцев, Женева.

Имею честь представить Вам запрос госпожи ЗУБКОФФ (в настоящий момент находится в Люксембурге) относительно помощи её сыну Александру, о котором было столько разговоров в среде эмиграции в связи с его женитьбой на сестре последнего императора Вильгельма.
В нашей картотеке отсутствуют данные на него, и мне неизвестно, находится ли он в статусе русского беженца. Согласно сообщениям в прессе, он был выслан из Германии. Некоторое время назад, сотрудник валютного управления рейха, с которым мне приходилось иметь дело по другим вопросам, позвонил мне и спросил — во всяком случае, так я это понял — не могли бы мы помочь госпоже ЗУБКОФФ (на тот момент проживала в Германии) с переводом денежных средств в Люксембург; она была готова ежемесячно выплачивать санаторию, где лечится её сын, 500 РМ из личных средств. Сотрудник полагал, что наша сторона согласится переводить средства через Женеву, как, по совету валютного управления, мы делали в случае со ШВЕЦОВЫМ. Я посчитал своим долгом дать на это согласие и просил госпожу ЗУБКОФФ связаться с нами напрямую.
Нынче же, как вы можете заметить, госпожа З. покинула пределы Германии и проживает в Люксембурге, а её запрос носит совершенно иной характер.
В случае Вашей заинтересованности в данной ситуации с госпожой З., настоящим прилагаю к данному письму и мой сегодняшний ей ответ.
Прошу Вас принять уверения в моем самом искреннем почтении.
[Е. Фальковский, генеральный секретарь берлинского отделения Нансеновского комитета]

(французский язык, машинопись)

V.
12 августа 1935
[Nr.] 2337/VIII/35
Госпоже Мари З у б к о ф ф
3 рю Ведель, Люксембург Гар

Получив Ваше письмо относительно оплаты пребывания в санатории Вашего сына
Александра З у б к о ф ф,

мы сожалеем, что должны поставить Вас в известность о том, что Нансеновский комитет не имеет достаточных средств, чтобы взять на себя оплату подобных счетов Вашего сына. Кроме того, решение относительно Вашего прошения должно приниматься центральным управлением Нансеновского комитета в Женеве, так как Берлинское отделение несет ответственность лишь за живущих в Германии русских беженцев.
Соответственно, мы перенаправили Ваше прошение в центральное управление в Женеву по адресу рю генерал Дюфур, 16.
[Е. Фальковский, генеральный секретарь берлинского отделения Нансеновского комитета]

(немецкий язык, машинопись)

VI.
Международный Нансеновский комитет по делам беженцев при Лиге Наций, Женева.
Nr. B/25106/16809
Женева, 16 августа 1935 г.

Генеральному секретарю берлинского отделения.

Благодарю Вас за письмо от 12 числа сего месяца (Nr.2332/VIII/35), пересланное Вами по получении прошения госпожи ЗУБКОФФ (в настоящее время в Люксембурге), содержащего просьбу о возможном оказании помощи её сыну Александру.
Ваш ответ вышеуказанному лицу был принят мною к сведению и помимо прочего я сам ей написал.
[подпись]

(французский язык, машинопись)

VII.
Зубков обратится в Лигу Наций с жалобой на Вильгельма II.

Париж, 16 октября. Зубков, бывший шурин Вильгельма II, женившийся на сестре экс-кайзера, принцессе Виктории, по прежнему проживает в Люксембурге, где влачит довольно жалкое существование. Все границы для него закрыты.
Зубкова разыскал в Люксембурге сотрудник "Пари-Суар": бывший шурин Вильгельма II все еще интересует журналистов. Зубков горько жаловался французскому журналисту:
— Вильгельм II ежедневно присылал ко мне эмиссаров и настаивал, чтобы я развелся с принцессой Викторией. Вначале я решительно отвергал эти предложения. Но кайзер настаивал. Я согласился вступить в переговоры. После долгой торговли,
Вильгельм II обещал уплатить мне, если я разведусь с его сестрой, 1.500.000 марок.
Договор между мной и им был подписан. Деньги я должен был получить через неделю после подписания договора. Но через три дня жена умерла. Меня выгнали из замка. Когда я сталь
показывать договор,
мне смеялись в лицо. Договор до сих пор хранится у меня. Мне следует много миллионов, а я с трудом зарабатываю на жизнь.
Зубков решил обратиться в... Лигу Наций и просить ея содействия в получении от Вильгельма II 1.500.000 марок.

("Сегодня", Рига, 17.10.1935, С. 4)

VIII.
Александр Зубков умер от туберкулеза.

Париж, 31 января. Александр Зубков умер в большой нужде. Он был болен туберкулезом, который и свел его в могилу. В последнее время Зубков служил коммивояжером в одной из люксембургских фирм.
Газета "Пари Суар" добавляет, что Зубков умер, так и не получив 10 миллионов, которые он требовал судом от экс-кайзера Вильгельма, в виде "возмещения за убытки".

("Сегодня", Рига, 02.02.1936, С. 10)