December 15th, 2019

l

"зимой они увидят лишь медведей и волков": письмо арсения нарановича адольфу гитлеру


Рим, 26 августа 1941 года
Адрес: статский советник в отставке Арсений фон Наранович.
21 Виа Монтевидео

Его превосходительству господину Адольфу Гитлеру, фюреру Германского Рейха.
Вильгельмштрассе, Берлин.

В моем письме от 9 апреля сего года Вашему послу фон Макензену кроме поздравлений с Пасхой и скорой победой над Англией я написал: "В свое время мы все читали, что Ваш великий фюрер называл Сталина в своих речах 'врагом первого ранга' и говорил о необходимости расширения на восток (т.е. в Россию)". Как часто случается в политике, бывшие враги становятся друзьями и vice versa. И в конце моего письма я заключил: "для нас, христиан, религия — предмет большой важности, и атеистическое государство, подобное Советской России, должно обязательно рухнуть, но кто может это совершить? Только Германия".
Русская пословица гласит: "Как волка ни корми, он все равно в лес смотрит". Сталин как коммунист думает лишь о распространении коммунизма во всем мире и особенно в Европе. Чтобы достичь своей цели для него, как для иезуитов, все средства хороши и дозволены: обман, ложь и пр. Поэтому мне всегда казалось несколько подозрительным то, что "враг первого ранга" в свое время после визита фон Риббентропа в Москву превратился в друга.

Совершенно ясно, что Германия, как и во времена Бисмарка* в 1870 году, искала способ обезопаситься на востоке. Но Бисмарку удалось добиться этого лишь потому, что Россия была монархией и обещанию императора Александра II можно было верить. Германия обнаружила, что "друг" Сталин готовил против нее войну, и это не стало для меня ни малейшим сюрпризом, я всегда ожидал чего-то подобного, какого-то свинства в ответ на подаренную Вами Польшу и пр.

Как все местные газеты писали в начале военных действий на востоке, Германия сражается против Сталина, большевизма, его правительства и Красной армии, но не против русского народа. Но если она в ближайшие дни займет Санкт-Петербург, Москву, Киев, Одессу и другие города, искоренение большевизма в России тем самым еще не закончится, это будет лишь начало длительной борьбы. Если Сталин, пользуясь случаем, столько лет просидел в Кремле, то и сейчас при необходимости он отступит в Казань, Екатеринбург, Омск, Томск или Иркутск и будет там дальше вести свою преступную деятельность — он никогда не сдастся. Если бы Япония могла напасть с востока — совсем другое дело, но политическая конъюнктура на востоке столь неблагоприятна для Японии, что об этом нечего и думать.

Очень рад узнать из местных газет, что Ваша армия столь блестяще продвигается вперед и был бы очень счастлив, если бы большевизм в России был полностью уничтожен. Тогда бы я спокойно вновь смог стать владельцем двух моих больших домов в Санкт-Петербурге и трех в Кисловодске (Северный Кавказ). Адреса: Санкт-Петербург, Бассейная улица, 25 (5 этажей) и Серпуховская улица, 12 (6 этажей); Кисловодск: Воронцовский подъем, 5.

Как я читаю между строк Ваших немецких весьма подробных военных отчетов, большевики проявляют фанатизм — в ближайшее время следует ожидать появления банд, партизанов как в 1812 году. — Я вспоминаю, что когда я был атташе императорского русского посольства в Дармштадте в 1900-1905 гг., зимой часто заходила речь об ужасном холоде в Восточной Пруссии. Но по сравнению с русскими холодами (непосредственно за Москвой) там был "умеренный климат".

С 1905 по 1 июня 1917 года я служил в Министерстве иностранных дел в Санкт-Петербурге, 10 лет как глава отдела пограничных сношений, в моем ведении было четыре границы: прусская, австрийская, шведская и норвежская, меня часто направляли в Берлин, Вену, Швецию и на границу как представителя императорского русского правительства и министерства иностранных дел. Главная работа шла в Берлине, так как мы готовили различные материалы для нового торгового договора 1918 года, ведь договор 1904 года оставался в силе лишь до 1918. Мой большой друг, возглавлявший прусский отдел комиссии по урегулированию пограничных сношений, флигель-адъютант кайзера Вильгельма II, полковник фон Ханке часто говорил мне, что новый торговый договор 1918 года может привести к началу военных действий между Россией и Германией. Договор 1904 года был чрезвычайно выгоден для Германии, ведь из-за войны с Японией Россия была вынуждена обезопаситься на западе и пойти Германии навстречу.

Вскоре после начала революции 1917 года в Санкт-Петербурге распространилась информация, что Германия отправила Ленина в Россию в "пломбированном вагоне". Воевать со здоровым куда опаснее, чем с тем, кто болен чумой или тифом — это совершенно верная точка зрения, однако, не было предусмотрено, что столь заразная болезнь распространяется не по желанию и разумению, а совершает непредсказуемые скачки.
Осел (иначе я не могу его назвать) Керенский месяцами лишь вопил: "Свобода! Свобода! Свобода!", но не задумывался об установлении порядка. Таким образом Ленин безо всяких помех присвоил себе прекрасную виллу балерины Кшесинской** на Каменноостровском проспекте и начал выступать с балкона с речами. Многие предупреждали Керенского об опасности, которую представлял собой Ленин, но Керенский и слышать об этом не хотел, пока, наконец, в ноябре 1917 года во время заседания совета министров в Мариинском дворце пьяная солдатня не вторглась в него и не прогнала министров — таков был конец Керенского (свобода!!!) Вскоре после этого Ленин объявил себя властелином всех русских, большевизм перекинулся и в Германию (поджог Рейхстага и пр.) Потом Испания… но я не буду описывать все эти хорошо известные детали. Пока Ленин изучал свои утопические идеи в своем кабинете, он не был опасен человечеству, но когда Германия в 1917 году дала ему возможность без помех распространять свой идеи в России, он стал для всех "врагом первого ранга".

Большевики немедленно стали устанавливать торговые сношения с различными странами, одним из первых был Муссолини. Если такой стране как Италия требуется зерно, железо, нефть, уголь и Россия предлагает их за X за тонну, а Америка требует XX, ясно, что все поворачиваются в сторону России. Но так как невозможно вести сделки с "фирмой", не признавая последнюю, то Муссолини как и многим другим вскоре пришлось признать большевистское правительство. — У многих итальянцев в России были фабрики, цирки, рестораны и пр. , они потеряли много денег и хотели, что совершенно логично, получить компенсацию. Но большевики отвечали всем правительствам (тоже совершенно логично): сперва признайте нас, а потом поговорим о компенсациях! Само собой эта сволочь никакой компенсации никогда не заплатила, а совершенно варварски вышвырнула всех иностранцев из России без какого-либо возмещения ущерба.

Если я сейчас думаю о нынешней войне, то всегда прихожу к одному и тому же выводу: все, что сейчас происходит — логическое следствие свержения царизма в России (см. мою книгу "Il Crollo Dei Romanoff"). Останься царь у власти, Польша никогда бы не стала независимой, печально известный данцигский коридор никогда бы не возник, между Германией и Россией не было бы военных действий, возникших сейчас между Германией и Советской Россией. Думаю, что я не ошибаюсь, как не ошибаюсь, говоря, что с занятием Санкт-Петербурга, Москвы, Киева, Одессы и пр. большевизм в России еще далеко не будет искоренен, так как Сталин отступит в Казань, Екатеринбург, Омск, Томск или Иркутск, чтобы там без помех вести свою преступную деятельность. Ведь военные действия Германии и других европейских армий в Сибири совершенно исключены. Мы видели недавно, как большевики, которые лучше европейцев приспособлены к холоду, страдали в Финляндии. К этому добавится вопрос удлинения уже сейчас очень растянутых коммуникаций от немецкой границы, возможные угрозы им со стороны банд (фанатичные партизаны и пр.)
Я предупреждаю Вас, уважаемый господин фюрер, о русской зиме, она чудовищна, и если сейчас Ваши солдаты могут находить в лесах грибы, дикую землянику и пр., то зимой они увидят лишь медведей и волков, сожженные города и деревни.

Мне 66 лет, но слава Богу у меня совершенно ясная голова, хорошее здоровье и я предлагаю Вам свои услуги в завоеванных русских областях. Был бы чрезвычайно счастлив работать и жить в России под немецкой властью.

С совершенным почтением к Вашему превосходительству низко кланяюсь Ваш покорный слуга, доктор Арсений фон Наранович,
императорский русский статский советник в отставке, в 1917-20 гг. консул в Милане.

P.S. Во время Вашего пребывания в Риме я попросил передать Вам мою книгу "Il Crollo Dei Romanoff" ("Свержение Романовых") и получил от Вашего консула, господина Райзингера, которого я знаю уже 20 лет, Вашу благодарность и 500 лир. Так как я говорю на пяти языках и был до нитки ограблен проклятыми большевиками, я даю уроки. Но вследствие войны многие мои ученики призваны на военную службу, уроков осталось мало, и я весьма нуждаюсь.

* Моя покойная мать неоднократно встречала князя Бисмарка в Баварии у ее подруги графини фон Шверин и много мне о нем рассказывала. К сожалению, вся моя библиотека в Санкт-Петербурге оказалась в руках большевиков и пропала. Я вспоминаю (так писала моя мать в ее мемуарах), что князь Бисмарк говорил ей: "Вы русские хотите зимой вишен, а летом устриц". Это правда, представители высшего света в России часто сами не знали, что они хотят. Париж, Монте-Карло и пр. - туда тянуло многих.

** Кшесинская прежде была любовницей царя Николая II, но когда он женился на Алисе Гессенской, она перешла к одному из Великих Князей, и, наконец, вышла замуж за молодого Великого Князя Андрея, кузена царя. Таким образом, осталась в семье Романовых, но на политику влияния не имела.


Публикуется впервые. Перевод с немецкого Игоря Петрова.

Статскому советнику Нарановичу не довелось снова увидеть русскую зиму или свои дома в Кисловодске, да что там, не довелось даже узнать, что его послание так и не дошло до Гитлера, а было спущено по ведомственной лестнице в Министерство иностранных дел. Он умер 7 сентября 1941 года, через десять дней после написания письма.