April 12th, 2021

l

о грандиотах, власдятлах и дальних островах

В эфире "Вестника Энтропии" беседа нашего неполитконкректного ведущего Пол Потыча Шнауцефоля со знаменитым путешественником бароном фон дер Унтерстен-Шубладе.

Ш.: Дорогой барон, рассказом о каких чудесных уголках света вы сегодня попотчуете наших слушателей?

ф.д.У.-Ш.: О, я побывал на совершенно замечательных, хотя и весьма отдаленных островах, которые носят гордое название Крайняя Пердь. Увиденное там произвело на меня столь сильное впечатление, что из меня просто рвется и вываливается.

Ш.: Так не томите же!

ф.д.У.-Ш.: Надо начать с экскурса в прошлое. Издавна любимым увлечением островитян была история. Каждый крайнепердевец с младенческой люльки считал себя специалистом в этой области, но в то же время подозревал, что книги, газеты, да и все остальные крайнепердевцы историю грубо искажают.

Ш.: Конспирологическое мышление?

ф.д.У.-Ш.: Именно. Надо сказать, что островитяне вообще очень недоверчивы, даже в быту. Когда ребенок приносит из школы пятерку, первая мысль, которая возникает у туземца: грубая фальшивка! документ подделан!

Ш.: Логично!

ф.д.У.-Ш.: По оценкам Центрального Вычислителя на тот момент общее число документов в местных архивах, сочтенных поддельными хотя бы одним островитянином, составляло 98%. Оставшиеся 2% были, как потом оказалось, утеряны при инвентаризации. Кроме того крайнепердевцы очень болезненно воспринимали мельчайшие разночтения в исторических свидетельствах. С их точки зрения это тоже являлось признаком подлога. Там даже пришлось запретить прокат фильма Расёмон, так как в кинозалах постоянно возникали драки.

Ш.: Логично!

ф.д.У.-Ш.: На островах существовало два популярных конспирологических течения, объединявших практически все население: один считали, что внешние враги ведут подкоп под великую историю Крайней Перди, нанимая за гранты историков-очернителей, эта группа носила название грандиоты. Другие же напротив были уверены, что вся история Крайней Перди состоит из череды преступлений и бесчинств, которые скрываются властями, они назывались власдятлы.

Ш.: И совокупность бесед грандиотов с власдятлами и составляла, так сказать, дискурс по Фуко?

ф.д.У.-Ш.: В результате чего вся общественная активность уходила в пар по Клапейрону, а валовой национальный продукт к вящему удивлению экономистов достиг отрицательных величин.

Ш.: И как же они выпутались?

ф.д.У.-Ш.: Сейчас уже трудно установить – вы позже поймете, почему – кому пришла в голову эта гениальная идея. Некоторые считают, что ее придумал мужчина-математик. Другие, что женщина-психолог. Третьи и вовсе уверены, что спас ситуацию Центральный Вычислитель. Так вот: всеобщая история была законодательно отменена, а вместо нее введены индивидуальные истории. С этого момента каждый житель Крайней Перди был вправе считать, что история развивалась точно так, как представляется ему самому. Если он называет некий исторический документ — подделкой, то это так и есть. Если ему кажется необходимым страдать и каяться из-за преступлений кровавого тиранна Кебаба — пусть кается, пока лоб не разобьет. А если считает правление премудрого тиранна Кебаба высшей точкой развития Крайней Перди, может гордиться им и славить покойника, пока не надорвет глотку. Хочешь думать, что сто лет назад Крайняя Пердь напала на Лютую Мудь — значит, так оно и было. А уверен, что Лютая Мудь напала на Крайнюю Пердь – опять ты прав!

Ш.: Подождите, но это Оруэлл какой-то...

ф.д.У.-Ш.: Нет, вы пока не поняли. У Оруэлла точка зрения была единой для всех, просто менялась время от времени. В Крайней Перди же больше нет единой точки зрения. Есть миллионы индивидуальных точек зрения, абсолютно хаотичных. Но как ни странно, хаос оказался продуктивней порядка. Споры об истории прекратились как по мановению волшебной палочки, более того, наступило всеобщее благоденствие.

Ш.: Вот это да…

ф.д.У.-Ш.: Выяснилось, что островитяне на самом деле вовсе не так интересуются историей, как казалось раньше. По данным Центрального Вычислителя средний житель Крайней Перди теперь довольствуется тремя историческими фактами: 1) земная твердь возникла при выпечке Высшим Разумом оладий; 2) тиранн Кебаб был самым жестоким (вар. самым добродетельным) правителем в истории; 3) мымра из квартиры напротив та еще прошмандовка.

Ш.: Подождите, но ведь мымра будет с этим не согласна…

ф.д.У.-Ш.: Вы по-прежнему мыслите категориями всеобщей истории. Вы же не предъявляете претензии к чужим снам? То же самое и здесь: мымра знает, что на самом деле именно ее версия истории — единственно верная.

Ш.: Но как же в таком случае островитянам удается вообще сохранять знания о прошлом?

ф.д.У.-Ш.: Тут действительно есть определенная проблема. Один университетский профессор задумал было написать десятитомник истории Крайней Перди – в своей, разумеется, трактовке. Но по иронии судьбы во время работы над опусом он пришел к выводу, что на самом деле Крайняя Пердь была еще сто лет назад поглощена Лютой Мудью и таким образом он является гражданином Лютой Муди. Поэтому в полдень по лютомудскому времени профессор высовывался в окно и во все горло орал лютомудский гимн. Изъян этой теории заключался вовсе не в лютомудофобии туземцев, а в куда более банальной проблеме с часовыми поясами...

Ш.: А полдень по лютомудскому это?

ф.д.У.-Ш.: Три часа ночи по крайнепердевскому. В итоге соседи сверху случайно уронили на профессора чугунную сковородку, что, к сожалению, прервало работу над десятитомником. Но в целом выгоды заметно превышают убытки. Попробуйте взглянуть на прошлое не с исторической, а с психотерапевтической точки зрения. Как только вы разложите клочки с историческими событиями в угодном вам порядке, вы сами почувствуете невероятное облегчение.

Ш.: Но тем самым мы утратим объективную картину того, как все было на самом деле...

ф.д.У.-Ш.: Какая, к чертовой матери объективность? Вы что, намереваетесь жить вечно? Вселенная тикнуть не успеет, а вы уже истлеете в прах вместе со своей объективностью. Нет уж, долой единую историческую науку! Да здравствует история по индивидуальным заказам! Людям попроще – готовые наборы "Кебаб капут!" и "Виват Кебаб!" Состоятельным господам — эксклюзивные исторические инсталляции под ключ. Ага, вот и первый звонок! Собирайтесь, Пол Потыч, выезжаем к клиенту!