Игорь Петров (labas) wrote,
Игорь Петров
labas

Quod licet Bovi.


Он ворвался в Сбарро в своем прославленном лётном шлеме, и ангелы-хранительницы Раскова и Осипенко жужжали над ним на бреющем полете.
"Идите все в жопу, - поздоровался он с нами, - если здесь дают спагетти, я никуда отсюда не уйду."
Он был могуч, как стая туч, и прекрасен, как Вакх на шестой день тв.
Но пронесся уже по охотным рядам пиццеедов шепоток "Это он. Да не может быть? Тот самый!"
И впечатлительные девушки таяли мороженым на горностаевые шубы...
И собиратели автографов с загоревшимися желтым светом глазами уже искали на подносах салфетки почище...
"Ну хорошо, пойдем в Гнездо глухаря", - смилостивился он, и Раскова с Осипенко на радостях сделали бочку, иммельман и тройной аксель.

"А вот здание журфака МГУ, - просвещал он гостей столицы, - я ходил сюда семь лет. Два года в армии я ходил сюда заочно. Перед ним, смотрите, сидит Ломоносов. Есть поверье, что когда из дверей журфака выйдет девственница с красным дипломом, Ломоносов встанет. Пока, как видите, сидит."
"Он так заразительно смеется своим непритязательным шуточкам, что поневоле улыбаешься", - тихо съязвил maccolit за спиной. А лётный шлем несся вверх по Никитской, и метель расступалась перед нами коридором, и причастные тайнам, блестели звезды на ангельских фюзеляжах.
Перед консерваторией обреченно сидел Чайковский...

Мы приземлились в кафе и пустили по кругу его фляжку с честной надписью "Самому крутому". Официантка узнала его и с трудом скрыла радость подносом. "Как Ваш новый роман?", - почтительно осведомился я. "Трудно идет, мучительно, но к весне доломаю, - ответил национальный бестселлер, - всего в нем будет 700 страниц. 500 уже есть. Называется Орфография. Главного героя зовут Ять. Если у вас есть вопросы по отечественной истории - я отвечаю в нем на все. Больше ничего не скажу", - и демонстративно воззрился на алсующий телевизор.
Заговорили об искусстве.
"В России немного хороших поэтов, karaulov, - заметил он после третьего глотка из фляжки, - я, ты, ну еще, может, человек шестьдесят от силы..."
Накушавшись, отправились обратно.
Трогательно расставались у метро, я неумело прятал слезы в уголках шарфа.
"Си, юлэйта", - сказал он мне напоследок.
Я промолчал. Да и к чему тут слова. Тем более, я не знаю итальянского.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment