Игорь Петров (labas) wrote,
Игорь Петров
labas

Categories:

ДК и бомба.


Если кто-нибудь из вас летел в воскресенье, 10 апреля 1994 года, рейсом Аэрофлота Прага-Москва, он мог заметить 4 хладных трупа, расположенные на местах 8а, 8б, 8в и 8г.
Это были мои друзья и впс.
Тогда в нас было семьсот на рыло, а за нашими согбенными спинами маячила бессонная ночь на холодных пражских улицах.
Неудивительно, что мы отрубились немедленно по соприкосновении ж. с теплыми самолетными креслами.
Через некоторое время нас вежливо разбудили и попросили покинуть самолет.

К нашему удивлению, мы все ещё были в Праге.
"По техническим причинам", - улыбалась стюардесса.
Попав в зону дьюти-фри, мы проснулись и для начала купили пива.
Вскоре всех пассажиров попросили покинуть зону дьюти-фри.
Но мы не растерялись и по пути опять купили пива.
Затем всех пассажиров попросили покинуть здание аэропорта.
Здание оцепила полиция.
Мы начали было прикидывать, где бы нам купить пива, но тут нас загрузили в автобус и куда-то повезли.
Из окна автобуса был виден стоящий на отшибе самолет Аэрофлота, вокруг которого бегали собаки и металлоискатели.
"Такие вот технические причины", - заметил Дарюс, и в пьяном виде зачем-то сохранивший трезвую рассудительность.
"Бомба! Там бомба!" - зашелестел автобус.
Нас выгрузили около гостиницы в какой-то деревне.
Мы зашли в магазин и, жестоко страдая от жажды, купили пива. Ящик.
Но не успели открыть по второй, как нас опять загнали в автобус.
Пиво призывно звенело в авоськах.
На этой почве с нами познакомились две девушки.
А потом ещё одна.
За непринужденным распитием мы повторно преодолели чешскую таможню.
И добравшись до зоны дьюти-фри, конечно же, купили пива.
Тут нам объявили, что вылет опять откладывается по техническим причинам.
А мы уже и так с трудом ходили.
Вскоре трое из нас и те девушки, которые две, обреченно лежали на креслах в зале ожидания.
ДК же, у коего открылось второе дыхание, и та девушка, которая одна, метались между автоматами и непрерывно пополняли боезапас.
Потом они сказали, что пиво в автоматах закончилось.
Потом куда-то исчезли.
Потом громкоговоритель на потолке заговорил голосом ДК.
"Идите сюда, - сказал он, - мы тут в баре накрыли стол".
Последнюю банку пива я запускал с трапа самолета в направлении гипотетической взлетной полосы.
В самолете ДК справедливо счёл свои обязанности выполненными и захрапел, положив голову на плечо соседа-японца.
Японец недовольно дернулся.
ДК поднял голову, посмотрел на японца, сказал: "Ебануться!" и положил голову обратно.
Японец вздохнул и покорился.
Мы с Дарюсом пытались вести светскую беседу с девушками.
В 4 утра самолет приземлился в Москве.
"Вас подвезти? - спросили те девушки, которые две, - у нас есть два свободных места".
Мы гордо отказались, сославшись на командный дух.
В метро, правда, все равно потерялись, но пострадал от этого один лишь ДК, который смог выйти на Коломенской, лишь дважды побывав на Речном Вокзале.
- А девушки, кстати, были непростые, - сказал мне через неделю Дарюс, - за ними мерседес приезжал.
- О, - оживился я, - а почему мы им до сих пор не позвонили? Мы же записывали телефоны.
- В том-то и загвоздка,- усмехнулся Дарюс, - кстати, ты помнишь, сколько было девушек?
- Что значит, сколько - две и одна отдельно - значит, три.
- То-то и оно, - сказал Дарюс, - а теперь объясни мне, пожалуйста, почему в моей записной книжке четыре имени и четыре телефона?
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments