Игорь Петров (labas) wrote,
Игорь Петров
labas

Categories:

артикуляция


Собственно, о том что с орднунгом и логикой в немецком языке не все в порядке, поведал еще Марк Твен в своем бессмертном очерке The Awful German Language (англ. , рус.). С тех пор, конечно, произошли некоторые подвижки: отменили окончание e в дат. падеже ед.ч. и (благодаря просветительской деятельности газеты Бильд) обуздали страсть к неконтролируемому словообразованию (полюбившиеся Твену слова, уходящие вдаль как железнодорожные рельсы, наподобие Generalstaatsverordnetenversammlungen теперь выдают лишь в присутственных местах, снеболеедесяткаводнирукиограничением).

Но одна проблема осталась. Артикли в немецком языке по-прежнему расставляются, как Бог послал. Der? Die? или Das? - этот вопрос в равной степени мучает маннхаймскую ячейку общества "Феминистки за Аллаха", поздних переселенцев земли Хессен и негра преклонных годов, проживающего в поселке Fucking (Верхняя Австрия). Слова Mut, Wut и Gut похожи друг на друга, как братья, и при попытке понять, какое из них м., ж. или ср. лично у меня в голове происходят разгерметизация и разгерманистика.

Честно признаюсь, что изучать немецкий язык я начал уже в почтенном возрасте. Сначала я воспользовался передовой технологией 25 кадра. Я должен был 15 минут в день пялиться в экран телевизора, на котором быстро мелькали разные слова на букву А. Метод оказался чрезвычайно эффективным. Бессонницу, которая мучила меня в то время, как рукой сняло. Я засыпал на второй минуте трансляции вне всякой зависимости от внешних условий: то есть утром, вечером, сидя, стоя и даже в состоянии аффекта с тяжелым тупым предметом в руках. Через месяц занятий выяснилось, что твердо я выучил лишь одно слово, а именно предлог ab. Но уж его-то я знаю назубок, даже сейчас, разбуди меня среди ночи - я без запинки скажу "Абаб. Абаб. Абаб."

Потом был период бумажечек. Не скрою, что люди, перебиравшие в метро бумажечки, всегда вызывали во мне глубокие эскатологические чувства (ср. знаменитое письмо композитора Регера критику: "Я сижу в самой маленькой комнате моего дома и держу перед собой вашу статью. Очень скоро я буду держать ее за собой."). Но пришел черед и мне оскоромиться. Вскоре однако выяснилось, что мой мозг имеет яично-дво... двоично-ячеистую структуру, т.е. запоминая иноземное слово и его перевод, артикль он запомнить не в состоянии.

Некоторое время я пользовал английский подход. Англичане, столкнувшись при изучении немецкого с необходимостью четвертования артикля the, изобрели по-британски элегантную методу: в нужном месте они громко и отчетливо произносят D, а потом как бы вспоминают о чем-то важном и проглатывают окончание артикля, симулируя соединенно-королевскую рассеянность. Но почему-то, когда я взял этот трюк на вооружение, на меня стали смотреть гораздо более косо, чем в эпоху бумажечек. Видимо, сказалась застарелая нелюбовь немцев к чванливым островитянам.

К этому времени я уже выучил язык настолько, что заинтересовался немецкими книгами. В первой же мне удалось продвинуться гораздо дальше оглавления (я пал на 24 странице, придавленный словарем идиоматических выражений). Теперь-то дело в шляпе, подумал я. Достаточно просто читать, и все артикли будут запоминаться автоматически. О, святая наивность! С тех пор я одолел пару дюжин книг на немецком. В некоторых было по тыще страниц. Я даже перевел целый роман. Выучил ли я благодаря этому хоть один артикль? Хрена, причем лысого.

Тут уже я разозлился не на шутку. "Блядь", - сказал я себе, - "чему нас учили на физтехе? У задачи всегда есть математическое решение. Действительно, рассмотрим два множества.
Множество Ё существительных русского языка состоит из трех родов: {0, 1, 2} (мэ, же и ср)
Множество Ö существительных немецкого языка тоже состоит из трех родов: {0, 1, 2} (опять же мэ, же и ср)
Значит, при преобразовании Ё->Ö достаточно помнить значение ё-ö, где ё входит в Ё, а ö в Ö.
То есть для вышеупомянутых Mut'а, Wut'а и Gut'а надо запомнить:
Mut 2 (мужество, ё=2, ö=0)
Wut 0 (ярость, ё=1, ö=1)
Gut 0 (имущество, ё=2, ö=2)"

Я нахожу эту систему поистине гениальной (разве что 25 кадр может с ней конкурировать). При ее реализации на практике пока однако встречаются технические сложности, связанные с недостаточным быстродействием головного мозга. То есть, когда одна старушка спросила у меня, как пройти на кладбище, я с готовностью ударился в объяснения, но, когда мозг закончил операции по вычислению артиклей, оказалось, что старушку придется туда нести самому.

Самым эффективным из известных мне методов употребления немецких артиклей в повседневной речи на сей день остается Метод Абсолютно Случайного Выбора. На больших массивах текста он дает вполне пристойный результат в 33,3% (но не перепутайте его с Методом Угадывания, планка того не превышает 15-20% плюс зубовный скрежет и потеря веры в себя).
Tags: вестник энтропии
Subscribe

  • неврил или как попасть в историю, созерцая яблоко

    Легенда: в конце 20-х годов немецкий географ и геополитик Карл Хаусхофер создал в Берлине общество «Врил», целью которого было осуществление…

  • тайна Хайнца Шеффера

    История отправившихся уже после капитуляции Германии прогуляться до Аргентины немецких подводных лодок U-530 и U-977, с одной стороны, общеизвестна,…

  • заметки о блюментале-тамарине

    Текст, который я подготовил семь лет назад для телефильма о В.А. Блюментале-Тамарине. Случайно вспомнил о нем и решил опубликовать, тем более что…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments